САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Сергей Митин: Есть программы мирового значения

Нужно только ускорить их рассмотрение и запуск

Председатель Комиссии ПС по экономической политике, промышленности и торговле Сергей Митин - политический тяжеловес. За плечами - пост губернатора Новгородской области, должности замминистра в трех ведомствах, а последние шесть лет он - член Совета Федерации, первый заместитель председателя Комитета по аграрно-продовольственной политике и природопользованию.

И в тематике союзных программ он настоящий профессионал. 

СОБСТВЕННОСТЬ - НА УЧЕТЕ 

- На зимней сессии ПС, когда проходил «Правительственный час», вы поинтересовались у министров, когда парламентарии смогут получить проект декрета Высшего Госсовета о союзной собственности. И, что самое главное, как там будет отображен порядок ее учета. Процесс идет?

- Процесс этот - достаточно сложный. Представленный белорусской стороной проект декрета уже согласован Минфином и Минюстом России. Документ готовят к подписанию в установленном порядке. В рамках этого документа предусматривается создание Комитета по имуществу СГ, и управлять им будет союзный Совет министров. Думаю, что в ближайшее время декрет о союзной собственности подпишут.

Работа идет, она на контроле у нашей комиссии. Мы больше чем кто-либо заинтересованы в решении этого вопроса. Вопрос о союзной собственности на контроле в целом у ПС и у его председателя Вячеслава Володина. Поэтому мы будем требовать с министров скорейшего решения.

- Почему вопрос с союзной собственностью так медленно решают? Последнее время он постоянно возникает на совещаниях и комиссиях, но со стороны кажется, как будто с мертвой точки особо и не двигается. В чем проблема?

- Базовое Соглашение о собственности СГ приняли в январе 2006 года, и с этого времени началась работа. Союзный Совмин одобрил ряд нормативных правовых документов. На их разработку выделили средства из бюджета.

Все это время вопрос не оставался без внимания, искали точки соприкосновения между законодательствами наших стран для выработки единых подходов по распоряжению имуществом СГ.

- Неужели так сильно отличаются системы учета в России и Беларуси?

- Вопрос не в системах учета, а в форме самой собственности. У нас основные предприятия-изготовители, научно-исследовательские институты - в большинстве своем негосударственные. В Беларуси они - государственные. И найти решение им довольно сложно.

СПРОС С ИСПОЛНИТЕЛЯ

- С вопросами интеллектуальной собственности еще сложнее. Союзная программа по ней заложена в трек по интеграции лишь на 2024 - 2026 годы. Не поздновато ли?

- Включить предложение ПС об утверждении союзной программы по вопросам создания, учета и распоряжения интеллектуальной собственности в реализуемые сейчас Основные направления на 2021 - 2023 годы не позволяет временной фактор. Поэтому речь в докладе министров на сессии ПС шла о ее включении в Основные направления в 2024 - 2026 годах. До внесения документа на утверждение ВГС его рассмотрят на сессии. И на этом этапе мы можем скорректировать срок утверждения союзной программы об интеллектуальной собственности, установив более ранний, например, 2024 и 2025 годы.

- А как обстоят дела с продукцией, которая становится итогом союзных программ? Кто имеет на нее права - заказчик, исполнитель, ученые, которые это придумали? И можно ли на этих правах зарабатывать, пополнять бюджет СГ?

- Продукцию в рамках программ не выпускают, поскольку они в основном научно-технологические и инновационные. Можно разработать лишь опытные образцы. По завершении программы Совмин принимает постановление, в котором речь, в частности, идет и об использовании собственности, созданной во время ее реализации. Обычно правами на ее использование наделяют исполнителей программ до принятия соответствующего нормативно-правового акта. Продавать их нельзя. А средства от использования собственности должны поступать в бюджет Союзного государства. Такой пример есть. Правда, это была не программа, а художественный фильм «Брестская крепость», созданный ТРО за счет бюджетных средств. Доходы от его проката поступили в бюджет.

Сейчас мы боремся с профицитом бюджета, но не теряем надежды, что наступит момент, когда потребуются средства для пополнения доходной части. Поэтому парламентарии и прикладывают все силы, чтобы вопрос об урегулировании всех видов собственности решили как можно скорее.

Я очень рад, что мы так внимательно сегодня отнеслись к этому.

И сегодняшний наш разговор должен подтолкнуть определенные структуры и в российском, и в белорусском правительстве к тому, чтобы они скорее определили статус союзной интеллектуальной собственности.

Есть программы, реализация которых будет иметь мировое значение. Тогда и встанет вопрос об интеллектуальной собственности, которой нужно распоряжаться грамотно и, самое главное, с выгодой для обоих государств. 

НАУКА И ТЕХНИКА

ЛЕКАРСТВО ОТ ВСЕХ БОЛЕЗНЕЙ

Результаты уникальных исследований по лактоферрину должны приносить пользу людям.

- Разработка лактоферрина тоже имеет мировое значение?

- Да, и она тоже. Речь идет о двух союзных программах, их выполняли еще в начале нулевых, и назывались они «БелРосТрансген-1» и «БелРосТрансген-2». В итоге разработали технологию получения биоаналога лактоферрина человека. Теперь по ней можно создать лекарства и запатентовать их.

А это не только препараты, позволяющие заменить грудное молоко, что само по себе сегодня чрезвычайно актуально для всего мира, но и лекарства, которые помогут бороться с онкологией, инфекционными заболеваниями, важность этого ярко продемонстрировал COVID-19. И тогда уже потребуется механизм, как мы будем распоряжаться правами на них. Поэтому данный вопрос мы держим на контроле и будем требовать скорейшего его решения.

- То есть на лактоферрине Союзное государство могло зарабатывать уже давно?

- Тут задача не заработать деньги, а дать жителям наших государств качественные медицинские препараты. Особенно в этот сложный период. Давайте мы уберем коммерцию из этого вопроса, а оставим прежде всего социальный и политический аспекты. Главное - безопасность наших жителей. И современные лекарства для них важнее сегодня, чем дискуссия о том, заработает ли кто-то на этих препаратах деньги или нет.

Мы видим, что во многих странах, занимающихся производством медпрепаратов, например, в США, Великобритании, к лактоферрину особое отношение, как к одному из средств, помогающих человеку поднять иммунитет и справиться с инфекционными заболеваниями.

- А на какой сейчас стадии находится история с лактоферрином?

- Состоялось несколько совещаний. Я был вынужден поднять вопрос о лактоферрине на заседании в Совете Федерации. Записано поручение Министерству науки и высшего образования России - приложить усилия для того, чтобы скорейшим образом внедрить в производство результаты двух программ СГ по производству лактоферрина и препаратов на его основе.

- И какая была реакция министерства?

- Позитивная. Мы сейчас работаем с Министерством науки, с Министерством здравоохранения, с их институтами по рассмотрению варианта скорейшего проведения доклинических и клинических испытаний этих препаратов.

- Их будут испытывать и в Беларуси, и в России?

- Сегодня мы провели совещание, на котором обсуждали, что нужно сделать российским чиновникам и ученым.

В ближайшее время, думаю, что в первой декаде, максимум - в первой половине февраля, такое же совещание проведем уже вместе с белорусскими коллегами. Решим: кто и что будет делать.

Сегодня белорусы производят часть ветеринарных препаратов на основе лактоферрина. И делают это успешно. Но у нас законодательства по этому вопросу разнятся. У белорусов оно более либеральное, у нас более жесткое. Но мы занимаемся изменением этих законов.

- По вашим прогнозам, насколько мы сможем продвинуться к концу года?

- Сложно на этот вопрос ответить. Я бы хотел процесс ускорить. Но есть нормативы проведения доклинических, клинических испытаний. Мы поручили специалистам разобраться в определенных технологиях, чтобы потом подробнее рассказать нам, как этому процессу можно придать динамику.

СОЮЗНЫЙ ВЕКТОР

ВРЕМЯ МОМЕНТАЛЬНЫХ РЕШЕНИЙ

К сожалению, из-за слабой подготовки чиновников согласования затягиваются на много лет.

- Наши президенты говорят о том, что мы всю дорогу запаздываем с интеграцией, что надо двигаться быстрее, ускоряться.

- Сам процесс формирования союзных программ, именно тех, о которых мы говорим, конечно, крайне забюрократизирован и усложнен. Представляете, надо найти заказчика и с российской стороны, и с белорусской. Раньше нужно было разработать концепцию и согласовать ее с заинтересованными министерствами и ведомствами, затем с министерствами финансов и экономики двух стран.

А потом выносить на союзный Совмин. Но сейчас решено упростить процесс, сокращен этап утверждения концепций. Тем не менее все равно требуется искать исполнителя и с той, и с другой стороны.

Нужно, чтобы предлагаемые программы были новыми, чтобы не было их дублирования в России и в Беларуси. Все недоработки заказчиков и исполнителей затягивают процесс согласования. Бывает иногда, что они длятся два, три года. И актуальность программы уже теряется.

Почему так происходит? Мы считаем, из-за очень слабой подготовки министерств и ведомств, которые являются заказчиками программ. Как только исполнителем становится какая-нибудь, я не побоюсь этого слова, приличная государственная компания, например, «Роскосмос», или «Росатом», или «Российские железные дороги», или, допустим, наши солидные медицинские учреждения, которые входят в систему Федерального медико-биологического агентства, - у них все получается. Они выполняют требования, которые предусмотрены порядком формирования союзных программ. Получают средства из союзного бюджета и успешно выполняют программы. Смотришь на Министерства обороны, внутренних дел - у них тоже все получается. Почему? Потому что там работает четкая команда, ей поставили конкретные задачи, сроки.

Но как только находится какой-нибудь институт или предприятие, которые чуть ли не силой заставляют участвовать в союзных программах, ничего у них не выходит. Их функции начинает выполнять министерство, в котором чиновники зачастую не совсем компетентны. А еще они и меняются очень часто. Пока к нашим требованиям не подготовят всех госслужащих, так и будет продолжаться.

В прошлом году мы с одним из тогдашних заместителей министра науки и образования РФ договорились, что придем к нему. Я попросил его привести на встречу всех исполнителей союзных программ, чтобы можно было с ними переговорить. Когда мы пришли, то кого там увидели? Заместителя министра, директоров департаментов - и все. И не было ни одного представителя исполнителей. Опять министерство заменяет, подменяет тех, кто должен заниматься программами.

- Есть предложение, которое в том числе озвучил ваш коллега Виктор Селиверстов, - что нужно провести ревизию союзных программ, посмотреть, насколько они были эффективны. Убрать что-то ненужное, добавить что-то новое. Как вы к этому относитесь?

- А мы этим и занимаемся. Очень благодарен Виктору Валентиновичу, это мой коллега, товарищ, с которым мы договорились проводить вместе большинство заседаний наших комиссий. Сообща решаем судьбу программ и с точки зрения финансового обеспечения, и с точки зрения их эффективности.

- И много таких программ, которые ни то ни се?

- Я бы не сказал, что их много, но они есть. Прежде всего речь идет о тех из них, которые долго уже в процессе согласования. Это говорит о многом. Нет сегодня таких задач, которые должны решаться в течение трех - пяти лет, согласитесь, мы не в то время живем. Решение должно быть моментальным.

СТОП-КРАН

С НЕВЕЖЕСТВОМ НУЖНО БОРОТЬСЯ ИНТЕЛЛИГЕНТНО

В истории с уехавшими из России стоит рассматривать каждый конкретный случай.

ЗАСЛОН ОТ БАНДИТИЗМА

- Вопрос о собственности, но уже не о союзной. У России отжали триста миллиардов долларов, на Западе кошмарят наших бизнесменов, у которых заморозили счета, отбирают все, что только можно. И сейчас обсуждают, как бы это все законно изъять и пустить в том числе на поддержку Украины. Какая должна быть реакция у РФ?

- Естественно, как у русского человека, всю жизнь отдавшего нашей Родине, у меня крайне отрицательное отношение и к этим странам, и к людям, которые предлагают такие решения о конфискации нашего имущества за границей. Думается, что и президент, и правительство, а если надо - и  парламент должным образом отреагируют на такие вещи. Это самый настоящий бандитизм, который необходимо просто пресекать. Это нарушение всех элементарных норм и правил, которые существуют в мире.

- Как вам вариант: изымать западную собственность в  России на те же суммы?

- Внешнеполитическими вопросами у нас занимается МИД. Он подчиняется непосредственно президенту. Парламент, если есть необходимость, тоже примет соответствующие решения.

- А если говорить о собственности тех непатриотичных людей, которые сейчас убежали за границу, всячески поливают грязью Россию, СВО? Что делать с их имуществом?

- Надо разбираться в каждом конкретном случае. Смотреть, как люди себя ведут. По этому поводу очень хорошо сказал мой коллега, председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству и госстроительству Андрей Клишас: нужно действовать в рамках нашего законодательства. Надо его изменить под такие случаи? Пожалуйста, вносите в закон в установленном порядке изменения. Мы скорректируем его, если посчитаем нужным.

С невежеством, хамством и хулиганством нужно бороться не ломом и лопатой, а интеллигентными вещами в соответствии с законодательством. Но ни в коем случае не выдумывать какие-то небылицы: отнимем, отберем, заберем, не пустим. 

РАЗОЧАРОВАЛСЯ ЕЩЕ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ НАЗАД

- А вы сами поменяли мнение о тех, кто сейчас у нас отвалился?

- В них я разочаровался двадцать лет назад. Я в политике много лет. И всех их знал лично. Не здоровался, но, во всяком случае, знал, кто они такие. У меня не было ни одной секунды сомнений в том, что они рано или поздно отвалятся. И чем быстрее, тем лучше.

- Логично, что такие люди не должны получать госконтракты, выступать на корпоративах компаний с госкапиталом.

- Я думаю, что компаниям, учредитель которых - государство, нужно запретить делать такие вещи. Оно должно отреагировать и обязательно отследить, если кто-то высказался в адрес России и его действия каким-то образом нанесли ущерб нашей стране. И, как собственник, сказать своим компаниям: стоп, закройте такому господину все входы и выходы.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Рябков не исключил размещения ядерного оснащения в ответ на ракеты США в ФРГ
  2. Лукашенко назначил нового замминистра обороны
  3. Польша увеличит численность военных на границе с Беларусью почти в три раза
  4. Лукашенко заслушал доклад председателя Гомельского облисполкома об устранении последствий урагана
  5. Россия и Китай завершили совместные военно-морские учения
  6. Лукашенко: Все заложенные в Конституции принципы и нормы должны работать на практике
  7. МОК опубликовал окончательный список из 15 россиян, которые выступят на ОИ
  8. Эстония, вслед за Латвией и Литвой, запретила въезд автомобилям из Беларуси
  9. Лавров на заседании Совбеза ООН спросил у постпреда США, туда ли она пришла
  10. Владимир Путин обсудил по телефону важные вопросы с Наследным принцем Саудовской Аравии
  11. Россиян предупредили об угрозе продажи их квартир через «Госуслуги»
  12. Москалькова рассказала, как идет диалог по обмену пленными
  13. Из украинского плена вернули 95 российских военнослужащих
  14. Беларусь вводит безвизовый режим для 35 стран ЕС
  15. Матвиенко рассказала, как ее пытались обмануть мошенники

Парламентское Собрание

БРИКС обгоняет Большую семёрку по росту ВВП

Гегемоны превращаются в аутсайдеров

МНЕНИЯ

Не «друг», не «враг» и не «так»

Валерий Чумаков

Кандидат в Президенты США Дональд Трамп назвал идущего с ним в паре кандидата в вице-президенты

Сыграли против себя

Татьяна Вахромеева

Дональд Трамп  - о том, куда Америку завела политика ее руководства.

Надо идти до конца

Олег Зинченко

На войне как на войне

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также