САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Спорт

«Я чист перед футболом...»

Легендарный спартаковский футболист о времени и о себе Евгению Ловчеву уже шестьдесят, а он по-прежнему в гуще футбольных событий. Теперь как аналитик. Человек, на зависть многим, абсолютно свободный от кабинетной конъюнктуры, он беспощаден в своих комментариях. Режет по глазам, что называется, а потому всегда интересен. Его слово звучит, к нему прислушиваются. Он и на поле был таким же – жестким, когда надо, и бескомпромиссным.

Легендарный спартаковский футболист о времени и о себе

Евгению Ловчеву уже шестьдесят, а он по-прежнему в гуще футбольных событий. Теперь как аналитик. Человек, на зависть многим, абсолютно свободный от кабинетной конъюнктуры, он беспощаден в своих комментариях. Режет по глазам, что называется, а потому всегда интересен. Его слово звучит, к нему прислушиваются. Он и на поле был таким же – жестким, когда надо, и бескомпромиссным. Кое-кто до сих пор полагает, что Евгению Ловчеву, спартаковской легенде, лучшему футболисту страны 1972 года, на взлете карьеры сказочно повезло. Не играя в дубле, он сразу занял место 35-летнего левого защитника Анатолия Крутикова в основном составе «Спартака». Но те, кто считает, что это простое везение, ошибаются. У этого везения есть название: самоотречение во имя игры. Недаром же Никита Симонян, пригласивший 20-летнего Ловчева в «Спартак», с уважением называет его «преданнейшим футболу человеком».
Классный игрок, завершая карьеру, как правило, становится тренером – таков неписаный закон жанра. Однако Ловчев скорректировал его на свой манер. Как тренер он с успехом проявил себя в мини-футболе. А вот в большой игре – увы. «Я слишком люблю футбол, чтобы в нем работать», – так он сформулировал свою позицию невмешательства.
– Евгений Серафимович, какой смысл вы вложили в эту фразу?
– Смысл – очень простой. Людям свойственно идеализировать прошлое. Когда сегодня кто-то начинает говорить, что в нашем футболе в те годы царила чуть ли не райская чистота, я не знаю, что делать – то ли плакать, то ли смеяться в ответ. Все эти сказочки хороши только для тех, кто не знает изнанки игры. Я ее тоже не знал, пока смотрел на футбол из окна спартаковского автобуса. Я любил игру – до одури. Игра платила мне взаимностью. Казалось, что наш благостный союз не закончится никогда. Но идиллия хрустнула, как только, закончив играть, я попробовал вернуться в игру уже тренером. Футбол мне открылся как бы с черного хода, где в порядке вещей было пьянствовать с судьями. Или, шаркая ножкой, встречать их в аэропорту, где вместо «здрасьте» с тебя открытым текстом требуют калым. В нагрузку к заявке – таскать в федерацию деньги с продуктами, лебезить перед кем-то...
– Иначе в то время было нельзя?
– Без грязи, хотите сказать? Именно так я и жил – на лапу никому не давал. И сам не брал. А меня за эти принципы долбали. Но всему есть предел. Пришел я как-то к одному большому спортивному начальнику. Говорю: «По гнилой морали жить не хочу. И не буду. А по-честному не дают». Он меня выслушал и говорит: «Если так допекло, уходи, Жень, не мучайся. Все равно не приживешься». И я ушел.
– С чистой совестью или какое-то пятнышко в биографии все же осталось?
– Чуть-чуть однажды не замазался. В Куйбышеве. Нам очки были нужны до зарезу. Завязал натуру в узел – и к соперникам на поклон. Но все это, к моему счастью, вовремя поломалось. И перед футболом я остался чист.
– А если отзеркалить ситуацию? Вы долго были капитаном в «Спартаке». Допустим, к вам приходит гонец от соперников и предлагает щедрую мировую...
– Не-е-е. Разговаривать со мной на эти темы было бесполезно. В году, дай Бог памяти, 74-м, кажется, ташкентский «Пахтакор» отчаянно карабкался в «восьмерку». Рубеж по тем временам страшно желанный. За попадание в «восьмерку» игрокам давали звание «Мастер спорта». Прилетаем в Ташкент. А вечером Саша Минаев приводит ко мне в номер Володю Федорова. «Володь, – говорю, – и не проси даже. Мы своих «мастеров» с боем брали, а не покупали. Так что извини». В другой раз Николай Смольников из «Нефтчи» пришел с такой же просьбой. Я еще удивился: «Коль, а зачем вам ничья-то? «Нефтчи» из высшей лиги и так вылетает...» «Не в вылете дело, – объясняет он. – Нам поездку за границу обещали, если хоть очко у вас возьмем. Помоги, а?» «Ты, Коль, меня знаешь, я по левым делам не специалист, извини...» Но сказать, что мы все без греха, значит соврать. Году где-то в 70-м, по-моему, на финише сезона горел «Черноморец», на треть состоявший из бывших спартаковцев. И вся команда продала одесситам игру. Кроме троих – Папаева, Абрамова и Ловчева. Мы отдавали мяч вперед, а нам его обратно за спину кидали свои же ребята. В перерыве я подошел к Симоняну: «Никита Палыч, игра продается...» Потом меня Старостин вызвал: «Ты уверен, что игра продавалась?» Но это пятно на моей памяти было единственным.
– А это правда, что Николай Петрович Старостин называл вас не иначе как идеалистом?
– Правда. Он вообще относился ко мне очень хорошо, хотя не мог мне простить ухода в «Динамо».
– А еще говорят, что однажды после игры вы в раздевалке в присутствии Старостина и Симоняна со всего маха швырнули бутсы в стену, крича, что больше на поле не выйдете. Было такое?
– Было, не отказываюсь. У меня с ногами проблемы возникли – к концу игры их так сводило, хоть зубами отгрызай. А тут играем на Кубок с «Кайратом». Два тайма кое-как еще продержался. На табло – нули. Впереди дополнительных полчаса. Чувствую – не выдержу. Попросил Колю Киселева прикрыть мое место на левом краю обороны, а сам пошел в середину. Коля – полузащитник, ему сзади не сиделось, то и дело вперед убегал. В брошенную им зону несколько раз врывались нападающие «Кайрата» и прицельно лупили по нашим воротам. В раздевалке после игры ко мне подошел Никита Палыч и выдал по первое число. Сижу, слушаю, а внутри у самого все закипает. Это что ж такое, думаю, творится? С ногами скрюченными бился как мог, а теперь еще и получаю?! Вскочил – и бутсы в стену хрясть! Все! Больше в футбол не играю! Через день вся команда, как обычно, собралась на базе в Тарасовке. А я дома остался. Правда, на игру потом приехал в «Лужники». Купил в кассе билет и весь матч просидел на трибуне.
– В раздевалку не зашли?
– Нет. После свистка сразу поехал домой. Ночью не спал. Ворочался. Думал. Вдруг звонок. Снимаю трубку – Старостин: «Извини, что тревожу так поздно. Не спишь? Меня вот тоже сон не берет». И вдруг спрашивает: «Женя, а ты знаешь, что такое «Спартак?» «Конечно, знаю, я же в нем играю». «Спешишь, Женя, спешишь, не все так просто. Вот послушай, что я об этом думаю...» Спокойно, с расстановкой он стал мне рассказывать о сути «Спартака», о том, сколько значит команда в жизни простых людей. И сказал буквально следующее: «Ты можешь обидеться на Симоняна, на меня. Но пойми: Симонян и Старостин – это еще не весь «Спартак». «Спартак» – это значительно больше...» В общем, пробил он меня. Утром я встал и поехал в Тарасовку.
– А что за история была с пенальти? Судья ставит мяч на точку. Ловчев разбегается, но бьет не по воротам, а в сторону углового флажка.
– А это был удар-протест против «умных» решений футбольных чиновников. Для борьбы с договорными матчами они придумали в случае ничьей бить серии пенальти. Кто больше забьет – тому очко. Чуть погодя регламент был усовершенствован до полного абсурда. Если ничья, команды бьют по пять пенальти. Если забивают поровну, каждая получает по очку. Первая игра по новым правилам была у нас в Донецке. Я – капитан. Закончили по нулям. Толя Коньков подходит: «Ну что, как бить будем?» «Забиваем по три», – говорю. Вот тут я договорник, да. Подхожу к ребятам: «Так, ты – забиваешь, ты – нет...» Гена Логофет бил последним – мимо, что и требовалось. Получили по очку и разошлись. Через несколько туров играем с тбилисским «Динамо». Опять – 0:0. Опять пенальти. Кахи Асатиани подходит: «Как бьем?» – «По три в цель». – «Лады». Возвращаюсь к ребятам: «Так, ты – забиваешь, ты – нет. Гена, Логофет, ты – мимо». «Жень, – возмутился Гена, – я в прошлый раз уже не забивал. Хватит». Хватит так хватит, сам пробью. Выхожу на точку: вот мяч, вот – ворота. И мне надо сделать так, чтобы мяч обязательно в них не попал. Скверное, признаюсь, ощущение. Не по себе как-то. В конце концов плюнул – разбежался и пульнул мяч к угловому флажку. Стою, улыбаюсь, а все это крутят по телевизору – крупный план на всю страну. В общем – кошмар! Скандал вселенский! На следующий день в экстренном порядке собралась спортивно-техническая комиссия федерации. Сидели, решали, как бы Ловчева наказать. Большинство склонялось к дисквалификации. Старостин в Тарасовку приехал: «Дела скверные! Хотят от футбола тебя отлучить». «Ладно, – говорю, – я этим «умникам» устрою сладкую жизнь. В суд подам: нервный срыв на почве пенальти. Пусть федерация расхлебывает». Но все обошлось. А пенальти те дурацкие вскоре были отменены.
– А что вы скажете о сегодняшнем «Спартаке»?
– Пока он находится в поиске. В команде неплохой подбор футболистов, но четкого рисунка игры, к сожалению, не просматривается. Такое ощущение, что состав выставляется как бы на автомате. И победу в матче должны приносить не какие-то наигранные комбинации, а состояние Алекса и Веллитона.
– Маловато для борьбы за «золото».
– Пока да. Что будет дальше? Поживем – увидим...

Беседовал Борис ОРЕХОВ

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Посол проинспектировал школу в Суздале, о строительстве которой договорились Лукашенко и Авдеев
  2. В Беларуси установлены льготы по НДС при ввозе оборудования, не имеющего аналогов в стране
  3. Александр Лукашенко подписал указ о порядке перевода госорганов на работу в военное время
  4. Мошенники научились подделывать видеокружки с лицом владельца аккаунта в Telegram
  5. Колония, где отбывает наказание Михаил Ефремов, удовлетворила ходатайство о его освобождении по УДО
  6. На Украине назвали улицу в честь военного преступника и соучастника Холокоста Петра Дяченко
  7. Состоялась встреча Вячеслава Володина с Ерланом Кошановым
  8. Голикова: Четыре из пяти нацпроектов будут запущены в следующем году
  9. Василий Пискарев: чем ближе в России выборы Президента, тем сильнее нарастает организованная Западом кампания по их дискредитации
  10. В Госдуме призвали ввести сбор для мигрантов
  11. Лукашенко анонсировал предстоящую встречу с президентом Казахстана
  12. Медведев: Украина — это, безусловно, Россия
  13. В Москве на ВДНХ завтра стартуют Дни Гродненской области
  14. Владимир Путин провел рабочую встречу с Сергеем Собяниным
  15. Песков: РФ надеется узнать результаты проверки после публикации разговора офицеров ФРГ

Политика

Владимир Путин: Без сильной России прочный миропорядок невозможен

Президент РФ озвучил Послание - стратегический документ, ставящий задачи на шесть лет вперед

МНЕНИЯ

Некрасивое поведение

Анатолий Заусайлов

Украинка устроила скандал на конкурсе «Мисс Европа -2024», оставшись недовольной победой российской участницы

Немцы хотят взорвать Крымский мост

Михаил Васильев

Обнародована запись разговора высокопоставленных офицеров бундесвера. Ответим?

Деньги не пахнут

Павел Родионов

Немцы дурят Украину как рыночные кидалы

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также