01 Июля 2008 года / К номеру:   ()

Как формировать союзный бюджет


Российско-белорусская интеграция перешла на качественно новый уровень. Пришло время осмыслить, что сделано реально, какие вопросы стоят и в каком направлении совершенствовать механизмы формирования и исполнения бюджета Союзного государства. Сегодня мы публикуем мнения участников постоянно действующего при Парламентском Собрании Союза Беларуси и России семинара по этой проблеме. Дмитрий САБЛИН,
председатель Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по бюджету и финансам, первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы РФ по собственности:

– Наверное, одним из важнейших результатов работы нашего Парламентского Собрания в прошлом году стало своевременное принятие бюджета Союзного государства на нынешний год. Надо заметить, что по сравнению с 2007 годом он вырос на 10 процентов, что открывает немало новых возможностей. Но одна из самых главных проблем, которые у нас сегодня есть, – это исполнение данного бюджета. И главная задача нашего семинара – детально обсудить ситуацию и выработать конкретные рекомендации, какие механизмы нам надо совершенствовать, чтобы реализовать все наши союзные программы.










Владимир НИКИТИН,
заместитель Ответственного секретаря Парламентского Собрания Союза Беларуси и России:

– Можно многое сказать о наших достижениях на путях совершенствования бюджетного механизма Союзного государства Беларуси и России. Прежде всего – что этот механизм стал реально и четко работающим, что налажены все необходимые формы взаимодействия между органами государственной власти двух наших стран. Союзный бюджет не просто вырос в разы, он включает в себя все большее число эффективных интеграционных программ буквально во всех сферах нашей жизни: от экономики до культуры.
Но при всех этих достижениях и успехах мы не можем мириться с тем, что к концу года до трети утвержденных и выделенных бюджетных ресурсов остаются невостребованными и неиспользованными.
Давайте посмотрим, почему такое происходит.
Договором 1999 года предусмотрено, что основными органами, которые реализуют цели Союзного государства, являются Высший Государственный Совет, Совмин, Парламент, Суд и Счетная палата.
Что касается Парламента, то его функции до избрания совместного двухпалатного органа законодательной власти выполняет Парламентское Собрание Союза Беларуси и России.
В рамках Союзного государства мы пока что не видим реально работающей вертикали исполнительной власти, не понимаем до конца ни функций, ни полномочий органов Союзного государства, которые занимаются бюджетным процессом. Что касается суда, его в Союзном государстве пока вообще нет. Поэтому многие спорные вопросы решаются путем межведомственных согласований, а не по примеру Евросоюза, когда именно судебный орган выносит окончательный вердикт в пределах своей компетенции. В результате любые конфликты и споры хозяйствующих субъектов, расположенных по разные стороны российско-белорусской границы, становятся буквально непреодолимыми, растягиваются на долгие годы. То есть риски трансграничного сотрудничества по-прежнему запредельно велики.
Мотором союзного строительства должны были стать отраслевые и функциональные органы управления, но к их созданию за истекшие девять лет практически так и не приступили.
Юридически не прописан статус самих сотрудников союзных органов власти. Поэтому, наверное, имеет смысл людей и те подразделения, которые сегодня существуют в национальных министерствах и ведомствах, сделать по статусу сотрудниками союзных органов, прикомандированными к этим структурам. Мне кажется, тогда угол зрения каждого такого чиновника переключился бы с ведомственных целей на союзные, и одно это может очень многое изменить – в комплексе с другими мероприятиями. Например, наш бюджетный процесс жестко ограничен одним годом. И Россия, и Беларусь переходят на перспективное бюджетирование, пока трехлетнее, а в перспективе – и на более длительные сроки. Но почему тогда мы в Союзном государстве должны жить одним годом? А ведь из-за этого во многом и возникают проблемы с остатками бюджета, с перераспределением средств по программам. Таким образом финансировать сколько-нибудь серьезные и масштабные программы невозможно. Значит, нужен исполнительный орган, который будет наделен полномочиями принимать соответствующие оперативные решения.
То же самое касается сложившейся практики финансирования, когда две трети средств в союзный бюджет и по каждой союзной программе предоставляет Россия, а треть – Беларусь. Сегодня эта практика препятствует развитию Союзного государства. Сплошь и рядом мы вынуждены останавливать рассмотрение перспективных программ, ибо «белорусских денег на программу пока нет».
Хочу обратить ваше внимание также на то, что в Договоре 1999 года записано не только финансирование органов и программ, но и функционирование Союзного государства. Например, если российский газ идет в Белоруссию по цене 170 долларов за тысячу кубометров, а в страны ЕС – за 400 долларов, то эта разница отражается на балансе «Газпрома», а не бюджета. Даже по самой приблизительной оценке, мы можем говорить, что это финансовый поток примерно на 80 млрд долларов в год. С другой стороны, существуют услуги геополитического, оборонно-стратегического характера, которые оказывает Беларусь России на западном направлении, многие другие вопросы. Все это, на мой взгляд, должно быть просчитано и монетизировано. Уверяю вас, баланс будет нулевым, никто никому не останется должен, но фиксация этих скрытых финансовых потоков застрахует союзное строительство от спонтанных и односторонних пересмотров ранее заключенных договоров и соглашений.
Имея уже два финансовых инструмента, собственно союзный бюджет и комплексный бюджетный баланс, который бы учитывал десятки соглашений, договоров, которые подписаны на разных уровнях, мы могли бы двинуться и дальше. Например, с учетом создания единого таможенного пространства. Хватит тиражировать абсурд, когда мы то выкапываем пограничные столбы в районе Смоленска, то снова их восстанавливаем, чтобы контролировать поставки каких-то товаров из третьих стран, и так далее.
Если мы перенесем таможенную границу на периметр Союзного государства, возникнет качественно новая ситуация, а именно – единая таможенная территория и единые таможенные платежи суммой 3-3,5 трлн рублей ежегодно. Это порядок бюджета Евросоюза, около 100 млрд евро. Тогда из нашего союзного бюджета, за вычетом затрат на обустройство таможенной границы, деньги пойдут в национальные бюджеты. И мы перестанем делить тех же бизнесменов на резидентов Российской Федерации и резидентов Республики Беларусь.
Потому что нельзя считать нормальной ситуацию, при которой бюджет Союзного государства составляет 4-5 млрд российских рублей, а в совместном фонде поддержки инвестиционных проектов Республики Беларусь и Венесуэлы фигурирует сумма около полумиллиарда долларов, то есть в два с лишним раза больше.
И в заключение – несколько слов по поводу Конституционного Акта с точки зрения прописанной в нем бюджетной процедуры. Она повторяет положения Договора 1999 года, когда Совет министров вносит бюджет в Палату Представителей, та его принимает и направляет на одобрение в Палату Союза. Та бюджет одобряет и передает в Высший Государственный Совет на утверждение. Однако этот механизм, на мой взгляд, не совсем точно отражает специфику Союзного государства. Ведь доходная часть бюджета на первых этапах все равно будет формироваться за счет долевых взносов двух стран. Поэтому проект бюджета, который Совмин вносит в парламент, должна сначала рассматривать Палата Союза, определять приоритеты, а потом Палата Представителей – уже с точки зрения детализации программ развития Союзного государства. И затем уже принимать бюджет на совместном заседании двух палат союзного Парламента.

Альберт СТЕПАНОВ,
заместитель Государственного секретаря – член Постоянного Комитета:

– В отличие от Владимира Петровича, в большей степени я сосредоточусь на позитивных моментах, связанных с исполнением союзного бюджета. Эта практика показала уникальную эффективность государства как инновационного менеджера. Сегодня почти треть союзного бюджета достаточно эффективно используется для создания и внедрения новых, даже прорывных технологий. Такого нет ни в России, ни в Беларуси, ни в одной корпорации двух стран. Назову ставший хорошо известным пример с производством суперкомпьютеров «Скиф». Когда оказывается, что это – программа «Единой России», мы можем быть только рады столь высокой политической оценке результата нашей работы. Но на деле эта программа за очень небольшие деньги начиналась и продолжает делаться за счет бюджета Союзного государства. Могу то же самое сказать и про химволокно, и про микроэлектронику, и про многое другое.
Но чем лучше мы в этом направлении работаем, тем серьезнее стоит вопрос о союзной собственности. Профинансировали мы программу создания «Формашем» серии станков для производства химического волокна. Поставили линию на Светлогорском химическом комбинате. Линия работает второй год, производит продукцию, приносит доход. Но из-за отсутствия правовой базы мы своих партнеров загоняем в тень, создавая проблемы, которые уже приближаются к криминальным. Когда к ним приходят контрольные органы и говорят: «А чье это оборудование?» – «Не знаю». – «А как работаешь?» – «Да вот работаю». – «А куда идут доходы?» Ну и так далее.
Действительно, чье это оборудование и куда записывать доходы от его использования? На баланс предприятия – нельзя, концы с концами не сойдутся. А органа, управляющего союзной собственностью или союзными активами, у нас как не было, так и нет.
Далее, в рамках Союзного государства наработана линия станков для производства чипов 0,18-0,25 микрон, у них есть свой рынок, и когда Южная Корея запрашивает у «Интеграла» образцы для предварительного тестирования с целью уточнения технического задания и в дальнейшем заказа этого оборудования. Это факт приятный, хотя там не техническое задание, а, скорее всего, они хотят скопировать нашу разработку. Но вот беда: приносят мне договор, приложение к договору, где стоит оценка – 1 миллион 800 тысяч долларов. Подписываю. Буквально через 2-3 недели: «Ой, мы тут перенесли сроки, нужно дополнение к договору». Две статьи поменяли. Смотрю – а приложение новое. И другая цена стоит – уже 2 миллиона 400 тысяч долларов. Спрашиваю: что происходит? Ведь не может за 2-3 недели стоимость образца увеличиться на треть? В ответ: «Альберт Валентинович, первый раз мы считали по балансу, а теперь присмотрелись к рыночным ценам – оказалось на 600 тысяч дороже». То есть вопрос защиты нашей интеллектуальной собственности стоит очень остро.
Далее, вопрос определения самого понятия союзной собственности. Что это такое: долевая собственность государств-участников или единая неделимая собственность? Если Госсовет нам говорит, что это долевая собственность, мы получаем один разворот событий и соответственно одно методическое и законодательное обеспечение. А если единая неделимая – правовая база должна быть совсем другой.
Далее записано, что союзная собственность не подлежит приватизации. Это значит, что она: а) должна накапливаться и
б) опять-таки управляться. То есть у нас появится не только доходная статья, но и расходная – на содержание и развитие союзной собственности. Это дополнительное обременение, которое должен осуществлять специальный балансодержатель. А какая у него будет форма собственности? Унитарное предприятие? Но в Российской Федерации и в Республике Беларусь унитарные предприятия, согласно законодательству, – это национальные, а не наднациональные юридические лица. Я советовался с юристами – для подобных целей оптимальна форма казенного предприятия, но она в действующих гражданских кодексах наших стран не прописана.
И наконец, такая закавыка – только на территории Республики Беларусь сегодня 63 тысячи единиц учета потенциальной союзной собственности. Мы в принципе можем их проинвентаризировать и оценить. Но белорусский Совмин должен по каждому из этих объектов принять отдельный правоустанавливающий документ, переводящий его в союзную собственность.
Там хотя бы это дело поставлено, а что начнется в России с инвентаризацией союзной собственности, трудно даже представить. И здесь не обойтись без политического решения на самом высоком уровне.

Людмила ЛОПИНА,
начальник Управления совершенствования функциональной деятельности Федерального казначейства РФ:

– Необходимо различать понятия «исполнение бюджета» и «кассовое обслуживание». Федеральное казначейство осуществляет кассовое обслуживание и исполнение бюджета участников бюджетного процесса Союзного государства. В 2007-м году мы доработали программные продукты, чтобы они отвечали требованиям, изложенным в нормативных документах Союзного государства. Это позволило нам повысить контроль за распределением главными распределителями средств союзного бюджета между подведомственными учреждениями. Это достаточно сложный процесс, учитывая, что по федеральному бюджету произошли серьезные изменения.
По мнению Федерального казначейства основное направление совершенствования кассового обслуживания исполнения бюджета Союзного государства это доработка действующих нормативно-правовых актов, регулирующих этот процесс.
Федеральное казначейство предлагало рассмотреть вопросы финансового обеспечения за счет средств бюджета Союзного государства мероприятий, осуществляемых распорядителями и получателями средств бюджета Союзного государства, т. е органами государственной власти Российской Федерации и находящиеся в их ведении бюджетные учреждения за счет средств Союзного государства, переданных в Федеральный бюджет в форме межбюджетных трансфертов в виде субвенций на разные цели. Это может быть одна субвенция, или какая-то тематическая субвенция, которая позволила передать в доходы Федерального бюджета те или иные средства бюджета Союзного государства. Этот порядок позволил бы упорядочить систему бюджетного учета, контроля, составление отчетности исполнения субвенций, и в то же время использовать бюджетную классификацию Союзного государства для исполнения бюджета Союзного государства.






Владимир КОРЕХОВ, заместитель начальника инспекции Счетной палаты Российской Федерации:
– В рамках сегодняшней повестки дня я бы хотел обратить внимание участников семинара на то, что с декабря 2006 года определено: до создания Счетной палаты Союзного государства ее функции осуществляют Счетная палата Российской Федерации и Комитет государственного контроля Республики Беларусь на основании полномочий, определенных национальным законодательством.
То есть этот пробел в системе власти Союзного государства заполнен, за исполнением союзного бюджета налажен постоянный мониторинг и контроль. Со стороны Счетной палаты это направление курирует Виктор Семенович Косоуров, а со стороны Комитета госконтроля – Раиса Петровна Саврицкая. По нашим данным, за последние 5-6 лет в среднем более 70 процентов союзного бюджета исполнялось в IV квартале, в основном это ноябрь и декабрь. И только в 2007 году ситуация – в том числе благодаря нашей работе – стала кардинально меняться, в итоге мы вышли на более гладкий и равномерный график. На 32-й сессии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Виктор Семенович Косоуров впервые представил аудиторское заключение по проекту союзного бюджета, разработан порядок возврата средств, использованных не по целевому назначению.
С нашей точки зрения, конечно, необходимо, чтобы Постоянный Комитет имел большие права и в определенной мере был полноправным хозяином своей части бюджета Союзного государства и исполнял его совсем на другом функциональном и правовом уровне.







Ольга КАРЯКИНА, заместитель начальника Департамента финансов и бюджетной политики Постоянного Комитета:
– Могу сказать, что у нас, по итогам 2007 года, в союзном бюджете образовались значительные остатки. И Минфин России, и Счетная палата, думаю, в курсе, из-за чего это произошло. Дело в том, что мы зарезервировали средства на ряд новых масштабных программ – таких, как «Траектория», которые стоят по полмиллиарда в год. Но эта программа была утверждена буквально под занавес, 26 декабря 2007 года, и, конечно, мы просто физически не могли использовать эти деньги. Но это совершенно не значит, что мы их вообще не используем или используем неэффективно. Сегодня мы уже потратили около 600 млн остатков бюджетных средств прошлого года, и у нас свободных денег в 2008 году осталось только 23 млн рублей. То есть действительно ситуация меняется в лучшую сторону и в сторону более гибкого и целевого расходования союзных денег.















Надежда ВТОРОВА, начальник Департамента финансов и бюджетной политики Постоянного Комитета:
– На первом этапе деятельности Союзного государства доходная часть союзного бюджета формируется за счет фиксированных долей отчислений государств-участников расходных частей национальных бюджетов. Исполнение союзного бюджета осуществляется национальными казначействами каждого государства-участника в части, касающейся территории своих государств, на основе унифицированной отчетности об исполнении бюджета и бюджетной классификации.
Начиная с 2005 года бюджетная классификация Российской Федерации в связи с изменением методов организации бюджетного процесса претерпела большие изменения. Произошли значительные изменения и в бюджетной классификации Республики Беларусь, и огромное спасибо нашим казначействам, которые пошли навстречу интересам Союзного государства и сказали, что будут исполнять наш бюджет по старой бюджетной классификации 2002 года. Но вопрос тут остается очень большой. Тем более что Россия вступает в ВТО, и теперь наши российские распорядители не смогут получать средства из разных источников – у них должен быть один источник – российский бюджет. Значит, нужно будет переходить на субвенции, но как это сделать, чтобы было выгодно и России, и Беларуси, и Союзному государству, – мы не знаем. То есть в повестке дня появляется вопрос о создании казначейства Союзного государства.
И вопрос о среднесрочном бюджетировании. Фактически мы на него уже перешли – принимаем заявки на 2009-2011 годы. Но исполнение пока будет ежегодным, поскольку белорусская сторона не гарантирует поступление своей части бюджета сразу на три года.









Вячеслав НОВИКОВ,
член Комиссии Парламентского Собрания Союза Беларуси и России по бюджету и финансам, заместитель председателя Комитета Совета Федерации РФ по бюджету:

– К сожалению, в рамках того процесса, который предписывает нам Договор о создании Союзного государства, мы не продвинулись в последнее время ни на шаг и, с моей точки зрения, в определенном смысле даже откатились назад. Проект Конституционного Акта фиксирует существующее положение дел, то есть говорит не о создании Союзного государства, а о межгосударственных отношениях Беларуси и России в рамках исполнения соответствующих программ. Я вам напомню, что недавно Госдумой было ратифицировано соглашение между Беларусью и Россией по поводу взимания пошлины на сырую нефть, теперь этот вопрос будет рассматриваться в Совете Федерации. Это очень серьезный показатель, и он говорит о том, что структуры Союзного государства, к сожалению, не работают в том режиме, который предусматривает Договор. Поэтому необходимо прежде всего выяснить позицию нашего политического руководства по поводу дальнейшего строительства Союзного государства – возможно, в рамках Парламентского собрания. И только после этого приступить к рассмотрению всего спектра прикладных вопросов, в том числе и бюджетных.

Комментарии


Другие статьи раздела

Союзное государство

Роман с продолжением

Наградили лауреатов премии СГ в области литературы и искусства

Звездный маршрут

Экспедиции в невесомость начинаются на Земле

Наши ценности под угрозой. А какие они?

Экс-госсекретарь СГ (с 2011 по 2021 год), сенатор от Курской области, заместитель председателя Комиссии ПС по энергетике и транспорту Григорий Рапота открывает дискуссию о национальной идее

Запчастный случай

В актуальной для миллионов автомобилистов теме единого ОСАГО в Союзном государстве наметился решающий поворот, и она вот-вот выйдет на финишную прямую

Штрафной удар

Водители не смогут уехать от наказания: Россия и Беларусь договорились о взаимном признании штрафов за нарушения ПДД

Читайте также

Союзное государство

Роман с продолжением

Наградили лауреатов премии СГ в области литературы и искусства

Политика

Александр Лукашенко - на саммите ОДКБ: Нельзя допустить, чтобы нас поссорили

От единства будет зависеть будущее и наших стран, и судьба организации

Культура

Реально «Странный мир» Диснея

Самый экологичный и толерантный анимационный фильм провалился в прокате

Трибуна депутата

Таланты требуют огранки

Пришел, придумал, воплотил - такого подхода придерживаются воспитанники Национального детского технопарка

Туризм

Пять белорусских храмов-крепостей

Церкви и костелы, которые больше похожи на древние укрепления, в Синеокой встречаются часто. Архитектурное наследие Средневековья сегодня впечатляет туристов, а когда-то спасало жизни в веренице нескончаемых войн

Экономика: интеграция

Сложение и деление

Как объединить энергетические сферы наших стран и правильно распределить полномочия?



Трибуна депутата

Таланты требуют огранки

Пришел, придумал, воплотил - такого подхода придерживаются воспитанники Национального детского технопарка

Трибуна депутата

Одним фронтом

В непростые времена творчество должно объединять, а не быть причиной раздора

Трибуна депутата

Вячеслав Володин: Торговля детьми недопустима

Иностранцам в России запретят пользоваться услугами суррогатных матерей

Трибуна депутата

Кто на самом деле гарант мира?

Геннадий Давыдько – об итогах саммита ОДКБ

Культура

Реально «Странный мир» Диснея

Самый экологичный и толерантный анимационный фильм провалился в прокате

Политика

Александр Лукашенко - на саммите ОДКБ: Нельзя допустить, чтобы нас поссорили

От единства будет зависеть будущее и наших стран, и судьба организации

Политика

Владимир Путин - об участниках военной спецоперации: Они все герои по-настоящему

В Ново-Огорево президент России говорил с мамами, чьи сыновья участвуют в СВО

Общество

Руки прочь от Крыма

Нападки на полуостров выйдут боком киевскому режиму

Общество

Уроки кубинского

Гавана имеет длительный опыт того, как жить под американскими санкциями. Но не отступила от своего политического курса

Трибуна депутата

«Шли на участки целыми семьями»

Явка на выборах в Казахстане была традиционно высокой