САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Культура

Владимир ХОТИНЕНКО:

Фильм Владимира Хотиненко «Поп» по одноименному роману Александра Сегеня, в котором впервые заговорили о деятельности Русской Православной церкви на оккупированных территориях СССР в годы войны, отозвался широчайшим общественным резонансом. Зрители плачут и аплодируют после каждого сеанса. Редкостное единодушие в оценке фильма продемонстрировали либеральная и коммунистическая критическая мысль. Фильм получил Первую Патриаршую премию в области киноискусства, Гран-при кинофестивалей «Золотой витязь», «Лучезарный ангел» (Россия),  «Покров» (Украина), приз СЖ России на «Окне в Европу» и «Золотого Орла» – за «лучшую женскую роль второго плана» (Нина Усатова).

Фильм Владимира Хотиненко «Поп» по одноименному роману Александра Сегеня, в котором впервые заговорили о деятельности Русской Православной церкви на оккупированных территориях СССР в годы войны, отозвался широчайшим общественным резонансом. Зрители плачут и аплодируют после каждого сеанса. Редкостное единодушие в оценке фильма продемонстрировали либеральная и коммунистическая критическая мысль. Фильм получил Первую Патриаршую премию в области киноискусства, Гран-при кинофестивалей «Золотой витязь», «Лучезарный ангел» (Россия),  «Покров» (Украина), приз СЖ России на «Окне в Европу» и «Золотого Орла» – за «лучшую женскую роль второго плана» (Нина Усатова).

– Владимир Иванович, чем лично вас привлекла история псковского попа? Это был соцзаказ или вами владел чисто личный интерес к мало изученной кинематографистами теме?
–  О Пcковской миссии было известно узкому кругу людей, мне в свое время  рассказал о ней министр культуры РФ М.Е. Швыдкой. Меня потрясла участь священников, которые, предполагая, что кто-то из земляков будет считать их изменниками Родины, продолжили свое служение людям и Богу на оккупированной территории. В фильме «Поп» мы показали, что происходило на Псковщине, но процесс был характерен не только для РФ – на Украине и в Белоруссии люди сами находили стареньких батюшек и переделывали склады в храмы.
А вскоре это стало носить организованный характер. Владыка Сергий Воскресенский возглавил Псковскую миссию, и сюда приехали 19 священников. В основном из-за рубежа. В Пскове, если не ошибаюсь, оставалось тогда всего две действующие церкви. Не исключено, что церковь могли вообще закрыть. Но тут начались другие процессы, и уже в 1942 году Сталин разрешил Крестный ход, а в 43-м, после долгого перерыва, избрали патриарха.
Вначале немцы были лояльны, им было выгодно, чтобы народ жил спокойно. Но когда у них плохо пошли дела на фронте, они стали требовать от священников служить молебны в честь немецкой армии, как будто верили в силу молитвы. Им нужно было запачкать этих людей. И некоторые, чтобы не навлекать неприятности на прихожан, служили, а потом, думаю, отмаливали грех. У кого-то были хорошие отношения с партизанами, кто-то откровенно служил немцам. Были случаи, когда священников злодейски убивали, жестокость – правило войны. Тех, кто отказывался служить, немцы арестовывали, а отца Сергия Воскресенского убили.
Когда же пришла Красная армия, всех священников арестовали и дали  минимум по 10 лет лагерей. Мы опирались на воспоминания тех, кто уехал за границу, в частности священника Ионова, у него даже фамилия похожа, наш главный герой – отец Александр Ионин. Вообще у героя Сергея Маковецкого много прототипов, это собирательный образ, и возможно, главным из тех, на кого мы ориентировались, был архимандрит Иоанн Крестьянкин, известный своим смирением. У нас было потрясающее видео того, как он читал проповеди.
– В печати сообщалось о том, что отец патриарха Алексия II был связан с этой миссией.
– Более того, есть воспоминания патриарха, который ребенком вместе с отцом ездил служить в концлагеря на Пасху. Еще одно подтверждение того, что образ главного героя в «Попе» – собирательный. Но ничуть не меньше судеб священников, оказавшихся между Сциллой и Харибдой, меня волновал вопрос: а как вообще жили эти, по одним данным – 50, по другим – 70 миллионов человек, оказавшихся в оккупации? В основном женщины с детьми и старики. Им нужно было выживать, а значит, они где-то работали, и укрепление им всем, как и нашим военнопленным, давала только Церковь. Собирали что могли – еду, одежду, всем было известно, что Сталин их проклял. Для военнопленных других стран существовала Конвенция, им помогали через Красный Крест.
– А наши что, должны были убить себя? Миллионы людей должны были покончить с собой?
– Видите, какой правильный вопрос задаете. Мало того что эти люди оказались брошенными своей армией, их не защитили, так они должны были еще самостоятельно выживать, не зная, сколько времени это продлится. И только в храме, подчеркиваю, в них вселяли надежду, и они чувствовали, что им есть на кого опереться.  
– Вы пионер такой сложной темы, регламентировала ли Церковь вашу работу?
– Снимали по благословению патриарха Алексия II, встречались с ним на ранней стадии работы, по-моему, он успел прочесть книжку Сегеня. Церковь помогала чем могла, может, и денег кто-то давал, я не продюсер. У нас был замечательный консультант, деликатный человек,  который помогал по части правильного ведения служб, совершения обрядов, даже личные вещи приносил. Например, когда возник вопрос – а может ли матушка так гонять батюшку, как прописано в нашем сценарии, он обзвонил своих знакомых и сказал: «Еще как может!» И когда Нина Усатова, исполнительница роли матушки, привнесла в сценарий где-то услышанную фразу – «Чем батюшка ближе к Богу, тем матушка ближе к земле», он тоже нас поддержал. Вообще из Сергея Маковецкого и Нины Усатовой в человеческом плане получилась очень хорошая пара.
Видите ли, самое сложное было в том, чтобы создать образ живого человека, а не какого-то святоши, который истово служит Богу. Простого человека, в чем-то слабого, может быть, но сильного именно своим  духом. И скажу вам, что на протяжении всей картины нам не было сделано ни единого цэу – сделайте так, а не иначе. Мы делали, как чувствовали, как представляли эту историю, какие-то вещи придумывали по ходу съемок. И конечно, для нас было важно, как Церковь отреагирует на нашу картину. Как реагируют люди, мы знали, вместе с этим священником, матушкой и детьми они проживали эту историю, плакали вместе с героями и прощали им все. Люди – слава тебе, Господи, – реагировали правильно, хотя опасность, что нас не поймут, была, потому что на генетическом уровне в нас всех очень сильно неприятие предательства. «Служил немцам – значит предатель» – в нас это сидит с детства. Это на Западе тонким словом «коллаборационизм» отделили предательство от необходимости выжить в условиях оккупации. А  у нас – «предатель», и больше никак.
– Вопрос веры среди участников съемочной группы был для вас актуален?
– Вовсе нет, мне нужны были профессионалы. Но Сергей Маковецкий и Нина Усатова – люди воцерковленные. И Лиза Арзамасова крещеная, так что было отдельной проблемой показать на экране сцену ее крещения. Крещеного человека даже понарошку крестить нельзя. А вообще-то воцерковленный человек мог играть у нас и комиссара – в конце концов, это лицедейство. Главное было в том, чтобы показать высоту человеческого духа, и в результате, думаю, это у нас получилось.  
– Правда ли, что чуть ли не весь фильм вы сняли в Беларуси?
– И не только «Попа», я и «1612» снимал в Беларуси, так что для меня это родная страна. Подходящую деревню возле Пскова искали долго, ничего не нашли. А натурную площадку в 40 км от Минска – райское место – я приметил еще во время съемок «1612», там и построили деревню. Дома, церковь – впоследствии меня многие убеждали, что это настоящая деревня, были случаи, когда в храм приходили помолиться. Снимать там было удобно – на минских дорогах никаких пробок. Но все равно снимали долго  – в разные времена года. Правда, зима так и не наступила в Минске, и мы ее сделали сами. По правде я даже не знаю, где еще можно так «конкретно» снимать сегодня.
– После успеха лунгинского «Острова» и вашего «Попа» не станет ли тема Церкви «модной» в кино?
– Не волнуйтесь, не станет. Во-первых, в «Острове» главный герой –  юродивый, он может совершать любые поступки, и это  будет живо и интересно. И совсем другое дело – священник, он не может быть эксцентричным. Мне доводилось общаться с батюшками, иной раз и водочки с ними выпьешь, но когда разговор касается веры, они преображаются мгновенно. Глаза меняются, и становится он совсем другим человеком.  Что это, как это передать?.. Будут, конечно, и на эту тему снимать, еще и пороками батюшек наградят, но много фильмов не будет. Нет хорошего материала, да и не нужно много-то, вот в чем дело. А появился интерес  – слава Богу, что к этой теме, а не к какой-то другой. Значит, востребована тяга людей к духовной жизни.
– Ваш первый фильм назывался «Один и без оружия». Образно говоря, можно ли так назвать вашего героя?
– Вы знаете, я не очень верю в воспитательные функции искусства, но убежден, что искусство, как и Церковь, призвано укреплять людей в этом мире. И знаю случаи, когда после нашего фильма люди определялись  с вопросом веры. Одна женщина, посмотрев «Попа», приняла решение усыновить ребенка. А оружие у нашего священника есть – это сила веры и молитвы.
– Но, с другой стороны, сейчас так много уродства в искусстве...
– Этот вопрос касается современного положения дел, о котором всегда говорит патриарх Кирилл. Сегодня многое направлено на то, чтобы перепутать понимание Добра и Зла,  и, к сожалению, в либеральной Европе агрессивное отношение к Церкви стало нормой. Вот если там будут снимать кино про священника, это будет педофил или что-нибудь в этом роде. Потому что режиссерам надо «засветиться», создать себе имя, и действуют они во многом подсознательно, не замечая, как попадают в услужение к врагу рода человеческого. Тем более что в Каннах, Венеции, Берлине и Роттердаме именно к таким фильмам проявляют внимание. И у нас подсознательно начинают подчиняться этим правилам. Такое кино легче делать, и путь к славе гораздо короче. Это искушение в чистом виде.
Но  шанс противостоять злу всегда есть. Реакция зрителей на фильм «Поп» убеждает меня в этом. Вы часто в обычных кинотеатрах слышите аплодисменты после сеанса? А мы это наблюдаем постоянно. Люди плачут, и это слезы очищения. Знали бы вы, сколько человек подошли ко мне за это время на улице и сказали: «Спасибо за фильм «Поп». Значит, чистота нашего батюшки перелилась в них, им захотелось стать похожими на него.  
– Можно узнать, как вы пришли к вере?
– Мне было 28 лет, когда я, слушатель Высших режиссерских курсов, крестился в церкви Знамения Божьей Матери на Рижской. Было непросто, прошел такой путь искушений, что вспоминать страшно. Но, слава Богу, я все это преодолел, но даже не предполагал, какая  длинная дорога передо мной открывается. Вот теперь я уже не могу не пойти в храм, так как чувствую, что лишаюсь защиты, особенно когда приезжаю за границу.
Хорошо в  Риме, там есть церковь Святой Екатерины, когда она строилась, я снимал документальный фильм «Паломничество в Вечный город». И эта предпосылка была для меня чрезвычайно важна, я смог погрузиться в эту тему. А раньше всегда отказывался, считал ее глубоко личной, интимной, не представлял, как это можно сформулировать в кино. Но когда я снял фильм, времена первомучеников приблизились ко мне. Я читал документы и заново открывал для себя и апостола Петра, и апостола Павла, они стали для меня близкими людьми. И если бы я продолжил работать над темой, то снял бы картину про апостола Павла.  
Вы знаете, что в свое время я снял фильм «Мусульманин» – православное кино, несмотря на название, хотя слышать мне приходилось разное. Просто я считаю, что в современном мире, где зло стало таким организованным, изощренным, тонким, конфессиям следует объединиться. Ни в коем случае не имею в виду слияние, экуменизм,  но посмотрите, сидят же у нас на соборах представители ислама и иудейской веры – значит, можно быть вместе, конечная миссия у всех благая. Я читал Коран, там ничего худого не написано, и во всех основных религиях главенствует надо всем стремление к  совершенствованию человека, к его духовной чистоте. Так почему бы не объединить усилия в борьбе за человека нравственного?!
– И начать наконец  преподавать «Основы православия» в российских школах наряду с факультативами, посвященными другим конфессиям?
– Именно так. Я устал говорить на эту тему. Не понимаю, почему «Основы православия» в православной стране могут быть менее полезны молодому человеку, чем, скажем, химия, которая не пригодится ему, если он не станет химиком. А на этом уроке школьнику преподадут основы духовной культуры, он сможет понимать музыку, живопись, потому что основные классические произведения написаны на библейские и евангельские сюжеты. Но противники этого предмета чувствуют опасность в том, что здесь будут посеяны зерна веры, и боятся именно этого.  

Нина КАТАЕВА

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Василевская: Россия и Беларусь продолжат осваивать космос
  2. Путин и Лукашенко встретились с участниками экспедиции на МКС
  3. Лукашенко: Мы не единожды увидим полеты россиян и белорусов
  4. Лукашенко и Путин поговорили по телефону с многодетной семьей оленеводов
  5. Москва и Киев обменялись телами погибших
  6. Ракета «Ангара» вывела на орбиту прототип спутника для рекламы из космоса
  7. В подмосковном Монино появился преступник, который обливает девушек химикатами
  8. В США заявили, что атака Ирана против Израиля ожидается 12 апреля
  9. Хозяином взорванного Toyota Land Cruiser Prado на севере Москвы оказался бывший сотрудник СБУ Василий Прозоров
  10. Лавров: Попытка Запада на развал СНГ обречена на провал
  11. Песков: Разговоры о площадке для мирных переговоров преждевременны
  12. Лукашенко: Украина должна понимать - ей прилетит в десятикратном размере
  13. Лукашенко заявил, что перед визитом в Москву встретился с членами Совбеза РФ
  14. Страны СНГ подтвердили солидарность с Россией перед лицом терроризма
  15. Лавров: Формула Зеленского – это путь в никуда

Парламентское Собрание

Союзное государство: интеграция и созидание

Ответственный секретарь Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Сергей Стрельченко в  интервью «СВ» рассказал о союзном строительстве и его перспективах.

Политика

Народная мудрость от Александра Лукашенко: Чужой кусок рвет роток

Держитесь вместе. Чужого не троньте - рано или поздно это превратится в катастрофу.

МНЕНИЯ

Назад, в Средневековье

Анатолий Заусайлов

Толкают нас западные политики

Операция могилизация

Михаил Васильев

Верховная рада запретила украинцам демобилизоваться  

Словом по телу

Олег Зинченко

Когда люди начинают жить руководствуясь только рефлексами, их надо воспитывать, как академик Павлов завещал

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также