САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Культура

Нонна Мордюкова: «Я была очень щедрая»

Сначала небольшое пояснение. Состояние Нонны Викторовны было не очень хорошим, поэтому испытывал угрызения совести – заставил отвечать на вопросы не совсем здоровую женщину. Но потом великая артистка набрала такой «ход», что я с трудом переводил разговор в нужное русло – 65-летие образования молодежной подпольной организации «Молодая гвардия». Речь, конечно, зашла и о некогда очень популярном, знаковом одноименном фильме по роману Фадеева. Говорила актриса чуть хрипловатым, но таким знакомым голосом, что, казалось, историю рассказывает очень близкий и родной человек. Такой она и останется в нашей памяти.

Сначала небольшое пояснение. Состояние Нонны Викторовны было не очень хорошим, поэтому испытывал угрызения совести – заставил отвечать на вопросы не совсем здоровую женщину. Но потом великая артистка набрала такой «ход», что я с трудом переводил разговор в нужное русло – 65-летие образования молодежной подпольной организации «Молодая гвардия». Речь, конечно, зашла и о некогда очень популярном, знаковом одноименном фильме по роману Фадеева. Говорила актриса чуть хрипловатым, но таким знакомым голосом, что, казалось, историю рассказывает очень близкий и родной человек. Такой она и останется в нашей памяти. – Нонна Викторовна, вы сыграли удивительную роль в фильме «Молодая гвардия». Скажите, как рождался образ Ульяны Громовой, в какой атмосфере создавался фильм?
– Мы снимали картину в Краснодоне, нас там приняли очень хорошо, с душою. Родители молодогвардейцев и шахтеры, оставшиеся в живых, нас приласкали. И рассказывали много такого, что не вошло в роман Фадеева, хотя роман был прекрасный.
Снимались в обстановке пионерского лагеря. Война-то ушла, но все было в памяти родителей, потерявших своих детей, в памяти шахтеров, которые там партизанили. Вспоминать им было тяжело, особенно матерям, но нет-нет, да что-нибудь расскажут. Это было братание молодежи с людьми, которые пережили огромное горе.
А наш человек чем проще, тем теплее. Мы быстро нашли друг к другу тропинку. Они нас подкармливали, потому что трудно было с продуктами. Фадеев не мог все охватить…

– А вы сами с Фадеевым виделись?
– Ну как же, виделись. На съемках он был. И у меня даже такое воспоминание осталось… Когда были черновые просмотры, Фадеев сказал Герасимову: «Сергей, почему ты раньше меня не познакомил с Мордюковой, я бы полнее написал этот образ».
Отец Громовой, бравый такой солдат, усы пшеничные, показал мне палисадник, где Ульяша цветы посадила. Они многолетние, их можно один раз посадить, и они каждую весну зацветают. Человека нет, а они растут…
Комнатку ее показали. Такая вылизанная, чистенькая. Ничего не тронуто, как было при Ульяше, так и осталось. Вошла я, книжки посмотрела, ноготком там подчеркнуты какие-то ее любимые строки.
Она была девушкой не от мира сего. Очень любила литературу, стихи. «Улька Громова, – как сказал полицай один, – что ей надо? Ее бьют, а она встанет, руки назад заложит и голову кверху. И читает какого-то «Овода».
Эта книга была ее любимой. Тургенева читала, в тюрьме уже будучи… На свободе она была самой большой заводилой по линии культуры. Такая девушка была с крутыми косами.
Ну а мама ее, которая болела сильно, говорит мне: «Ты скажи им, девочка, чтобы они тебя немножко побелее сделали». Мол, Ульяша была белокожая, а ты как негр. А я же кубанская казачка, коричневая совсем. В общем, меня действительно осветлили – руки, ноги, лицо, шею… Чтобы я была немножечко посветлей.
Конечно, это была неразрывная связь. И в речке мы купались с молодежью краснодонской, которые были детьми, когда немцы их оккупировали. И они много рассказывали мелочей всяких, которыми мы оснащали материал и несли это на экран.

– То есть трудностей особых у вас по воплощению образа Ульяны Громовой не было.
– Любая роль – это роль. Трудности всегда есть. Она была совсем не такого характера, как я. Я совсем не подходящая по внутренним данным. А пришлось играть ее. Вплоть до походки, тембра голоса, любимые ее песни… Это обязательно, как каждую роль.

– Герасимов подсказывал?
– Герасимов был самый маршал! Самый главный. Он дружил с Фадеевым. А тот рванул туда сразу после освобождения. Потом выяснилось, что не только в Краснодоне, а по всей оккупированной земле это было. Такой был наш советский молодой человек. В какой угодно форме гадил немцам – взрывали, подрывали, чего только не было… Но их, как одних из первых молодых подпольщиков, немцы сбросили в шахту 5-я БИС. Поэтому неизвестно, над чем легче работать: над чеховскими произведениями или прямо «глаза в глаза» – сегодняшние наши люди, наша молодежь.

– Нонна Викторовна, а почему Герасимов отдал эту роль именно вам, как думаете?
– Мы еще были студентами Института кинематографии, когда Фадеев с Герасимовым затеяли снимать картину. И мы сначала весь фильм срепетировали в институте. Это вошло нам в диплом. Потом в Театре Киноактера мы сыграли этот спектакль на Малой сцене. Исполняли те же роли, в которых должны были сниматься в кино. Я играла Ульяну Громову. А потом летом, 5 июня, уехали в Краснодон.
Только мы туда приехали – я сразу на речку, посмотреть на лилии, которые в начале романа описаны Фадеевым. Сорвала лилии, приласкала, почувствовала волнение. Ну, начинаем… Так что перед фильмом мы были «вооружены», текст знали назубок.
А потом там были неприятности, когда показали первую серию Сталину. Ведь это «шухарила» молодежь под руководством комсомольца. Мы так и сняли первую серию. У нас был вождь – Олег Кошевой, школьник.
А когда Сталин посмотрел, то сказал: «Слушай, Герасимов, ты что наснимал? А где же партия, где коммунисты? Ну-ка переснимай!» Но Герасимов сильно не переснял, но добавил несколько сцен с коммунистами. Бондарчук там появился, другие… И Любка Шевцова к ним за советом поехала. И Олег Кошевой тоже. В общем, немножко прибрехали. Потом картина вышла. Вторую серию уже знали, как снимать, с умом были. Молодежь и вся страна приняли фильм на ура.

– И вы получили Сталинскую премию…
– Получили. Девять с половиной тысяч дали на всю команду. Хоть и небольшие деньги, но мы почувствовали себя миллионерами. Купили платьица себе хорошенькие, бантики для кос, туфельки, на пуговку застегиваются. А я еще из нищей семьи была кубанской, разоренные были после войны. У мамы пятеро детей, отец – инвалид войны. Так я чего только ни накупила. И наволочки, и платья, и пальто. А себе я купила – все меня на смех подняли – «амазонку». Это шляпка такая. К ней еще хлыст нужно, лошадь, длинную юбку. Я была очень щедрая в детстве. Как и сейчас. Я их, главное, родных спасать. Ну и был праздник такой – на всю станицу! Так что «Молодая гвардия» для нас останется, как цветочек аленький. Самая дорогая картина…

– А сейчас, как вы думаете, нужно воспитывать у молодежи патриотизм?
– Сейчас? Как сказать… Гибель «Титаника». Сможем мы за короткий промежуток времени вернуть эту молодежь, какая была раньше?

– Не потеряли мы ее?
– Потеряли. Она погибла среди этих безобразий, оголения, какие-то наркотики… Я когда приехала в Москву, даже думала, что «наркомат» и «наркоман» – это что-то близкое. Мы же не знали этой гадости никакой. И очень верили тому, что сказала мама, что сказала учительница. Летом всегда в поле работали, когда свободное время было.
В комсомол нас принимали, как Радика Юркина Олег Кошевой во время немецкой оккупации. Это другая была молодежь, другого цвета, другой окраски.

– А сейчас даже трудно сказать, что она из себя представляет…
– Сейчас? А я вам скажу. У моей знакомой есть сын, смотрит без конца что-то на своей приставке. Там совокупления, петарды, там черт знает что! А мама довольна, что он дома сидит, нет никакой проблемы. Он стал инвалидом, он не хочет ни учиться, ничего! И такой окраски сейчас молодежь. Свобода, свобода, эта смертоносная свобода…
А какие фильмы мы им даем взамен? Вы посмотрите на экран! Что они там видят? Куда им повернуть головы, в какую сторону посмотреть? Героев нет, патетики нет. Идет полный разврат и развал.

– В этом смысле – будущее в тумане?
– В тумане. Будет долгая, долгая работа, пока другие поколения не поймут – так нельзя.

– Что бы они сейчас делали, молодогвардейцы, если бы остались живы?
– А они бы не изменились. Они были бы пылко увлечены улучшением и восстановлением жизни! Восстанавливали бы страну после войны, как мы. У нас далеко глаза не смотрели. Мы жили, как сельская молодежь, и считали, что это и есть радостная настоящая жизнь. И многие годы ушли на возврат того, что имели раньше. Потом учились, чтобы страну поднять. И на это ушло все время, пока не открыли занавес.
Как только занавес открыли – и накатила волна. И пошло…
Кто замешкался, не знает, что поддерживать – Америку или наш строй, у них есть хороший «наган в кармане» – наркотики…

– Как вы думаете, что бы сейчас Ульяна Громова сказала, увидев нашу жизнь?
– Что? Как многие люди, замолчала бы. Смолкла – и все. Нечего сказать…

Беседовал
Юрий ДАВЫДОВ-ЗАВАДА

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Белорусские депутаты призвали мировые структуры отреагировать на снос памятников советским солдатам
  2. Россия приглашена на празднование 80-летия высадки союзников в Нормандии
  3. Закон об ужесточении мобилизации на Украине подписан Зеленским
  4. Более пяти миллионов туристов из России посетили Беларусь в 2023 году
  5. В суд Москвы поступил административный протокол на Ивлееву за дискредитацию ВС РФ
  6. Путин поговорил по телефону с президентом Ирана Раиси
  7. Рогов сообщил о покушении на депутата в Запорожье
  8. Первый туристический информационный центр Союзного государства появится в Смоленске
  9. В России предложили установить минимальный оклад не ниже МРОТ
  10. Патрушев назвал недостаточное реагирование причиной наводнений в регионах России
  11. Памфилова вручила Путину удостоверение президента
  12. Патрушев подтвердил связь исполнителей теракта в «Крокусе» и украинских националистов
  13. ВС РФ нанесли удар по военному аэродрому в Хмельницкой области
  14. Завальный: На Дальнем Востоке по мере выработки ресурсной базы все ТЭЦ переведут на газ
  15. Лукашенко поручил разработать стратегию обеспечения белорусского животноводства концентрированными кормами

Парламентское Собрание

Вячеслав Володин: Ипотека оформляется, но жилье ближе не становится

Стоимость квадратного метра уходит все дальше от того, что могут себе позволить россияне.

Политика

Владимир Путин и Александр Лукашенко: Без России мирный процесс невозможен

Президенты провели в Кремле обширные переговоры, встретились с космонавтами, вернувшимися с МКС, и поздравили с золотой свадьбой чету оленеводов с Ямала.

МНЕНИЯ

Тарелкины пельмени

Юлия Новицкая

Космонавтам на орбите очень не хватает свежих фруктов и овощей

Победа - для героев, а не для жлобов

Олег Зинченко

Мирные переговоры враг должен выстрадать, ну или заслужить

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих?

Сергей Андреев

Жители поселка под Оренбургом спасли свои дома от большой воды. Собственными силами они построили дамбу, которая отгородила улицы от потопа

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также