САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Культура

Владимир Крупин:

Владимир Крупин – один из тех редких писателей, которых не испортила жизнь. Он также верит в добро и любовь, как и в детстве. И не изменил себе ни в чем, когда другие меняли партии и гражданство так же легко, как и рядились перед зеркалами в демократические одежды. Тверд в словах, прям, ни капли лукавства. Это может себе позволить только очень убежденный в своей правоте человек. Верящий в Россию и переживающий за нее.
– Владимир Николаевич, вы как-то сказали, что свое творчество делите на конкретные этапы. Для вас это принципиально?
– Да. Первый этап – это утвердиться, заявить о себе. Это нормально для молодого писателя. В основном в этот период мы эксплуатируем собственную биографию. Потом мне попались слова одного писателя, что на воспоминаниях о прошедшей юности литература далеко не уйдет. По-моему, это Белинский сказал, хотя я его и не люблю.
Второй этап – это «свидетельские показания» об эпохе. Мы же постоянно бродим в море лжи, разной низкопробной литературы, когда пишут ради премий, наград, денег. Меня просто поражала ложь в описании того, чему я был свидетелем. Поэтому я дал свои показания, чтобы они на Страшном суде были учтены. О своей родине, об Отечестве. Где-то даже написал, что жизни не жалко, чтобы рассказать, какая была у нас великая русская философия, величайшая русская словесность.
А потом я понял, что обо всем не расскажешь и писать надо только в одном направлении – во имя воцерковления человека. Другого направления у литературы быть не должно. Надо хотя бы подвести заблудших к церковной ограде, помочь людям на паперть подняться.
– Вот тут, извините, сразу вопрос. Литература не может быть исключительно христианской. Жизнь многогранна…
– Вместе с тем она и только развлекательной быть не имеет права. Мы-то имеем в виду с вами русскую литературу. Это на Западе есть такое понятие, как беллетристика. Никто же не требует от Агаты Кристи, от Сименона каких-то истин, духовных высот и т.д. А наша русская литература – она и философична, и религиозна, и вместе с тем занимательна. «Преступление и наказание» – это же детектив в чистом виде. Почему же он выворачивает душу твою наизнанку, когда читаешь? Потому что и ты так же мог рассуждать, как Раскольников.
– А вот у Чехова, Толстого сложные отношения были с религией, а посмотрите, какие писатели…
– Конечно. Но Толстой – кощунник во многом.
– Но глыба…
– Глыба-то глыба. Но смотрите, «Анна Каренина»… Ведь роман не лучшим образом учит. Муж у нее достойный человек, ее же под пистолетом никто не заставлял изменять. Конечно, с Вронским приятнее по Италии поездить. Причем описание семейной жизни у него отвратное и ужасное. «Крейцерова соната»… Это же даже читать нельзя! Я, например, женился, прочел «Крейцерову сонату», так чуть не развелся. Вот как сила таланта влияет!
– А каждый ли художник чувствует эту ответственность?
– Нет. Пишут, как Бог на душу положит. А если Бога нет в душе? Тут же нечистый сунется и займет это место.
– А куда все-таки ушел тот божественный, в смысле высоты, красоты, ядрености, русский язык, на котором говорили и писали в XIX, XX векаx? И почему так обеднела Россия на «красное словцо»? Ведь раньше литература и жизнь соприкасались очень близко. Говорят, в обморок падали некоторые, когда Достоевский о Пушкине говорил.
– Но и тогда были разные вкусы, разные писатели. Эртеля и Потапенко читали больше, чем Чехова. Мы, русские, так богаты на литературу, на слово, что даже Алексея Толстого хладнокровно вспоминаем, хотя он тоже великий. У нас же такое наследство! А куда все делось? Нас захлестнули пошлость, безвкусица, все эти телеаншлаги, книжные развалы, где уютно себя чувствуют эти «лаковые проститутки» – глянцевые журналы, полные всякой мерзости.
Ведь очень легко пробудить в людях не высокие чувства, а инстинкты. На высокие чувства людей надо еще поднимать, это низкие пробудить легко. Пример: к Сократу пришла блудница и увела часть его учеников. И говорит: «Смотри, Сократ, как легко я их увела». «Так ты же их вниз потащила, я-то вверх тащу!» – ответил он. Вот и появляются все эти Приговы, Сорокины. Пелевин, например, человек одаренный, но циничный. Так же, как Акунин.
А что уж говорить о Дашковой, Марининой, Донцовой! Вот раньше были братья Вайнеры. Но они, к их чести, вместе с Юлианом Семеновым никогда не изображали из себя достоевских. Они знали, что работают в конкретном жанре. А торговцам, издателям, конечно, легче заработать на Марининой, чем на Распутине.
– А может, просто время другое, потому и писатели другие?
– Время всегда божеское. Вот говорят, «день счастливый, день несчастливый». У Господа все дни одинаковые. Вот твой День Спасения – используй его! А мы почему-то надеемся, что кто-то придет и потащит нас к животворному источнику русской речи. Ведь все это болтовня, вранье, что раньше нельзя было ничего сказать. Говорили что хотели, травили анекдоты. Но многие сокрушались: «Вот, сука, цензура!» Или: «Я пишу в стол». Хорошо. Потом я встречаю этого писателя – уже Ельцин залез на БТР, уже хлынула свобода. «Ну где же твои великие произведения»?
А показать-то и нечего. Ничего за душой не оказалось. Поэтому болтать про то, что ты пишешь что-то великое, а мир тебя не понимает, – это все вздор. Великое слово люди благодарные всегда оценят.
– А вот куда оно, это слово, делось у СМИ? Ведь еще совсем недавно они считались эталоном русского литературного языка?
– Когда дьявол машет желтым хвостом дохода, очень легко соблазнить людей. А уж когда начинается криминализация… Большевики ведь тоже воровали, но старались делать это незаметно. Демократы стали воровать с гордостью! Воруют и гордятся капиталами – яхтами, домами, миллиардами.
Сейчас у нас не капитализм, не социализм, а сволочизм. Сегодня время не олигархов даже, а власти криминального капитала.
– А на чем построишь?
– На православии.
– Хорошо, на православии. Но у нас же много конфессий…
– Россия – православная страна.
У нас свыше 90 процентов православных, с небольшим включением других конфессий. Это доли процента.
– Но пойдут ли они под знаменем православия туда, куда мы их поведем?
– Я много ездил по миру, по Ближнему Востоку. И с уважением отношусь и к буддизму, и к мусульманству. Все мы Божьи твари. Но все должны знать, что какие бы ни были конфессии, судить будет Христос. Бог-то един. В чем мы сходимся с исламом, с иудеями? В том, что есть единобожие.
– Вы ведь стояли у истоков праздников славянской письменности.
– Это хорошая страница биографии. Помню, как меня ошеломил размах праздника в Болгарии в 1985-м году. Я был тогда в Пловдиве, Софии, Варне. Потом мы его в России стали проводить. 1986 год – Мурманск, 1987-й – Вологда. Затем были – Нижний Новгород, Киев, Смоленск, Минск. В этом году он пройдет в Московской области. Но у нас этот праздник стал как-то заказениваться. Ну как это Швыдкой будет его открывать, если я ему не верю ни на грош. Сначала он делает передачу о Кирилле и Мефодии, а затем о том, что мат – это норма русского языка. Ну как я могу видеть этого чиновника во главе праздника. Это меня оскорбляет.
И потом, я не знаю, есть у нас президент или нет?! Он же знает отношение народа к Швыдкому, Зурабову, Фурсенко. Последний постоянно говорит: «Я не в курсе». Так его и прозвали Невкурсенко. Об этом надо писать! Как же это так, если министр образования все сокращает и сокращает часы для изучения русского языка и литературы в школе?! Это что? Скоро их вообще не будет?
– Значит, мы уже по-американски живем, где «фунт преданности важнее фунта мозгов»?
– Метко подмечено. Поэтому, когда наши чиновники начинают изображать из себя поборников русского языка, мне смешно становится. Если вы любите русский язык, если объявили Год русского языка, то делайте хоть что-нибудь для него. Вот наш президент много путешествует, он же не может не видеть огромного интереса к нашей культуре. Какие у нас гигантские конкурсы в аспирантуры, докторантуры. Это же все вздор, одни разговоры про Оксфорды, где не учатся, а исследования проводят и «обнюхиваются» для будущего бизнеса.
Учатся-то у нас! Огромный интерес в мире к нашей литературе, к нашим мозгам. Вся эта «силиконовая долина» в Америке, там же сплошь наши ребята работают. Значит, русский язык – это не пустой звук, если позволяет организовать лучшее в мире мышление. И если такой год объявлен, значит, его надо использовать для очищения русского языка от всяких мерзостей, блатных жаргонов и т.д.
Причем на эту кампанию выделены деньги. Так вот, надо бы спросить, как они расходуются. Есть же Счетная палата – значит должен быть контроль. Я вижу много примеров, когда приходят деньги на места, и чиновники, чтобы отчитаться, приглашают пару-тройку столичных знаменитостей, каких-нибудь артистов-разговорников, бабок-хохмачей, и считается, что они истратили эти деньги с пользой. Другие вбухивают эти средства в издание какой-нибудь дорогой книги, чуть ли не в золотом переплете. А их надо тратить на организацию школьных театров, издание былин, легенд, сказок, нашего песенного богатства. И бесплатно снабжать библиотеки детских садов, школ, учебных заведений. Вот на что надо расходовать!
– Вы автор более 30 книг, но основные произведения написали около 20 лет назад...
– Почему? Только что написаны повести «Его приход – не повестка», «Люби меня, как я тебя», «Отец, я еще здесь».
– А почему больших вещей сейчас не пишете? Романы, например?
– Надо, надо… Молодой, исправлюсь.
– О чем это будет? О судьбе России?
– Да. О другом я уже и не думаю.
– Ваш недавний очерк «Время Белой Руси» – из области реализма. Но почему вдруг Беларусь?
– Я просто очень люблю там бывать. Я же переводил и Алеся Кожедуба, и Нила Гилевича, был знаком с Василем Быковым, с Иваном Чигриновым. Люблю белорусов, в них чувствуешь какое-то особое состояние православной славянской души. Мы очень многим обязаны Беларуси. Она всегда стояла на страже наших западных границ. Ведь сначала была Киевская Русь, которая, несомненно, сыграла огромную роль в истории славянства. Она дала нам православную веру, там был апостол Андрей Первозванный. Потом, под напором монголо-татар, она ослабела, передала светоч православия Московской Руси. Ей также достались тяжелейшие испытания, но она выстояла. И вот теперь наступило время Белой Руси.
Почему славянство так важно для мира? Потому что как у тела есть душа, так и у мира есть душа.
А у мира, несомненно, душа славянская, православная. Если что-то случится со славянством, мир остальной погибнет автоматически.
– Не обидится остальной мир на такое заявление?
– Он должен это понять.И именно так к нам относиться.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Василевская: Россия и Беларусь продолжат осваивать космос
  2. Путин и Лукашенко встретились с участниками экспедиции на МКС
  3. Лукашенко: Мы не единожды увидим полеты россиян и белорусов
  4. Лукашенко и Путин поговорили по телефону с многодетной семьей оленеводов
  5. Москва и Киев обменялись телами погибших
  6. Ракета «Ангара» вывела на орбиту прототип спутника для рекламы из космоса
  7. В подмосковном Монино появился преступник, который обливает девушек химикатами
  8. В США заявили, что атака Ирана против Израиля ожидается 12 апреля
  9. Хозяином взорванного Toyota Land Cruiser Prado на севере Москвы оказался бывший сотрудник СБУ Василий Прозоров
  10. Лавров: Попытка Запада на развал СНГ обречена на провал
  11. Песков: Разговоры о площадке для мирных переговоров преждевременны
  12. Лукашенко: Украина должна понимать - ей прилетит в десятикратном размере
  13. Лукашенко заявил, что перед визитом в Москву встретился с членами Совбеза РФ
  14. Страны СНГ подтвердили солидарность с Россией перед лицом терроризма
  15. Лавров: Формула Зеленского – это путь в никуда

Парламентское Собрание

Союзное государство: интеграция и созидание

Ответственный секретарь Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Сергей Стрельченко в  интервью «СВ» рассказал о союзном строительстве и его перспективах.

Политика

Народная мудрость от Александра Лукашенко: Чужой кусок рвет роток

Держитесь вместе. Чужого не троньте - рано или поздно это превратится в катастрофу.

МНЕНИЯ

Назад, в Средневековье

Анатолий Заусайлов

Толкают нас западные политики

Операция могилизация

Михаил Васильев

Верховная рада запретила украинцам демобилизоваться  

Словом по телу

Олег Зинченко

Когда люди начинают жить руководствуясь только рефлексами, их надо воспитывать, как академик Павлов завещал

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также