САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Культура

Автор Нина КАТАЕВА

Владимир Федосеев: Во время эвакуации из Ленинграда в бомбежке уцелел только наш баян – это был знак судьбы

Маэстро рассказал в интервью «СВ», за что любит Вену, почему не дирижирует хрустальной палочкой и считает «Пиковую даму» - оперой номер один

Фото: baltnews.lv

ЯПОНЦЫ ЧАЙКОВСКОГО СВОИМ СЧИТАЮТ!

- Владимир Иванович, недавно Вы вернулись с гастролей - Япония, Австрия, Санкт-Петербург, чем они были примечательны?

- Гастроли - это всегда встреча с новыми зрителями и с теми, кто уже бывал на наших концертах. Японцы нас ждут всегда, готовят подарки, и после концерта обычно часа два подписываю диски с нашими записями. О Чайковском они говорят: «Это наш композитор». Тонко воспринимают его мелодику и очень четко судят о нем. Австрийцы тоже обожают наш оркестр.
Австрия почти что моя вторая родина: я десять лет руководил Венским симфоническим оркестром.

- Какими качествами нужно обладать дирижеру, чтобы влюбить в себя слушателей музыкальной столицы мира?

- От иностранца Вена ждет не только знания культуры и истории города, уважения к Моцарту, но и точного восприятия их музыкального стиля. Например, для русских Иоганн Штраус - народный австрийский композитор, и войти в его музыку - что русскому, что китайцу - очень трудно. Такая стилистика только в Вене и ощущается. И когда, уже будучи главным дирижером Венского симфонического, я должен был играть Штрауса, то сильно волновался. Это была главная проверка. Каково же было мое удивление, когда после концерта в одной из самых главных газет прочитал: «Да, судя по всему, Иоганн Штраус, будучи в Санкт-Петербурге, согрешил-таки с какой-то русской женщиной, и Владимир Федосеев - никто иной, как его потомок, иначе как объяснить такое точное и тонкое владение всеми нюансами штраусовской музыки?..» (смеется).

Приезжал в Вену с гастролями и уже вместе с Большим симфоническим оркестром. В газетах нас назвали «последним бастионом симфонической культуры». А с Венским оркестром гастролировали в ООН, записали музыкальный цикл Малера, после чего меня пригласили в Общество имени композитора. Среди высоких наград за заслуги в культуре Австрии мне вручили знак почетного жителя Вены. Конечно, я бродил по этому городу, дышал его воздухом и вобрал в свою душу множество стилей. Обошел все памятники, библиотеки, где писал Моцарт, и оставил свои автографы. Посетил ресторанчики, где бывал Бетховен. Узнал много забавного про этих великих людей. В целом венцы - очень интеллигентные люди, ценят свою культуру. О родном городе говорят не иначе как «Wien ist Wien» (Вена есть Вена – нем.).

- Именно Венская опера вывесила черный флаг, скорбя по Хворостовскому.

- На Западе Дмитрия очень любили, он намного больше пел там, чем в России. Это был певец-интернационалист, но с русской внешностью и душой. Мы много работали вместе, делали «Демона» - в Москве, в Геликон-опере и в Вене, и «Евгения Онегина» он пел в Австрии. Дмитрия отличала невероятная открытость, эмоциональность. Очень значительный певец. Как же это нелепо - закончить такой прекрасный путь где-то посредине...

ИДЕАЛЬНАЯ ОПЕРА В ГЕЛИКОНЕ

- В ноябре, на юбилейном концерте в Геликон-опере Вы дирижировали двумя оркестрами - БСО и театральным. Интересный опыт?

- Ничего страшного. Однажды в Стокгольме я дирижировал «Реквиемом» Верди - исполнял двухтысячный хор и оркестр из ста человек. Именно тогда и решил покончить с дирижерской палочкой, потому что ее никто не видел с высоты. Пришлось бросить и руками вести музыку. С тех пор это стало моей манерой.

- И даже хрустальной палочкой, которую подарили на концерте в Геликоне, не дирижируете?

- Нет, стоит дома на почетном месте.

- Какое произведение Вам особенно хотелось сыграть в Геликоне?

- Торжественную увертюру «1812» Чайковского, потому что в этом театре прекрасные колокола.

- А выставка «Оркестр - инструмент души моей» о чем-нибудь сокровенном напомнила?

- Конечно. О том, как я выглядел в молодости. Пришел к выводу, что почти не изменился (смеется).

- После «Турандот» у вас состоялась вторая премьера в Геликоне - «Пиковая дама» Чайковского. Неизменная ваша любовь?

- Это идеальная опера, в ней нет лишних нот. Ее можно давать без пушкинского текста. Музыка выражает все чувства - и прекрасные, и трагические. В этой опере, что в оркестре, что в пении, каждая нота драгоценна, но ее трудно ставить, важен состав певцов.

ИСПАНЕЦ ГЛИНКА И ИРЛАНДЕЦ СВИРИДОВ

- Критики называли вас «дебютантом на российской оперной сцене», и это после постановки огромных циклов русских и зарубежных опер в Ла Скала, в парижском зале «Плейель», в Венской опере, на австрийском фестивале в Брегенце, в оперном театре Цюриха «Opernhaus». Как такое случилось, неужели ни одного опыта не было?

- Нет пророка в своем Отечестве: как дирижера меня «родила» Вена, а не Россия. Опыт, конечно, был: по приглашению Евгения Мравинского дирижировал в Кировском театре «Царскую невесту». Видите ли, в музыкальных «верхах» высокомерно считали, что я, народник, познавший народную культуру, должен продолжать заниматься ею, мол, симфонизм - не мое. А я, действительно, 16 лет руководил народным оркестром, работал с Лемешевым, Козловским, Архиповой, Образцовой. Но настал момент, когда мне стало тесновато в народном деле, и именно эти великие певцы поддержали меня в том, что нужно двигаться дальше. Переход к симфонизму так и свершился: я ушел в аспирантуру. Учился у Лео Гинзбурга, лучшего педагога тех времен, и когда из БСО ушел Геннадий Рождественский, председатель Гостелерадио Сергей Лапин предложил мне возглавить БСО. Для всех это было неожиданно, и первые годы мне было нелегко.

- Когда вы сотрудничали с крупнейшими оркестрами мира, что было важнее - донести до слушателей ценность русской музыки или по-настоящему проникнуться особенностями исполнения западных произведений?

- В Вене я, в основном, дирижировал западную музыку, но когда играли русскую, требовал эмоциональности и попадания в стиль. Что ни говорите, а русская нация особенная. Наши композиторы могут легко входить в другую культуру и даже сильнее «местных» проявляться в ней. Вот Глинка жил в Испании, и писал как певец тореадоров, испанцы принимали его за своего. Свиридов в Ирландии писал на стихи Бёрнса романсы, и тамошние жители думали, что он ирландец. Такого качества ни у одного народа нет, может, Достоевский, когда подчеркивал «всемирную отзывчивость» русского человека, именно это имел ввиду?..

БАЯН И БОМБЫ

- В августе на свой 85-й день рождения вы с супругой Ольгой Ивановной снова ездили в Вену, даже рыбачили там. Любите так отдыхать?

- Без природы себя не мыслю, а рыбалку люблю с детства. Всегда ездил с отцом в деревню ловить рыбу, собирать грибы. Родители у меня из простых, мама домохозяйка, а папа был инженером на военном заводе. Всю блокаду мы пробыли в Ленинграде. Когда город освободили, отца перевели в Муром, а потом я вернулся и поступил в музыкальное училище. У папы был баян, на котором он пытался играть, и мечтал передать его мне. Когда нас эвакуировали, первый же поезд разбомбили немцы. От наших пожитков остался один баян. В целости и сохранности. Будто судьба и сказала — занимайся музыкой.

- Как вспоминается сегодня проект «Песни военных лет», с которым два года назад вы стали лауреатом премии Союзного государства?

- Удивительные были выступления - в Минске и в Москве. Меня поразило, что наши люди прекрасно помнят эти песни, знают слова и готовы их петь вместе с оркестром.

- Итоговой спецвыпуск газеты «СВ» в этом году мы посвятили равным правам жителей наших стран, россиян и белорусов. А вы как относитесь к интеграции?

- Никаких границ между нашими странами быть не должно. В советское время мы не знали, кто твой сосед по национальности, важен был человек. Мы ощущали себя одним народом. Белорусы, грузины, армяне, азербайджанцы - для всех существовали равные права. Мы, музыканты, питались искусством друг друга. А белорусы вообще всегда были и будут нашими братьями.

- Как вы понимаете любовь? И что такое, по-вашему, счастье?

- Без любви вообще ничего не происходит. Бог есть Любовь, и Любовь есть Бог. Ну, а счастье - это тоже Любовь. Быть навеки с той, которую любишь, - это счастье. Другое дело, что сейчас, к сожалению, все это рушится, настает не очень счастливая пора. Мы теряем любовь друг к другу, к Отечеству, к женщине. А без любви вообще ничего нельзя делать.

ДОСЬЕ «СВ»

Владимир Иванович Федосеев родился 5 августа 1932 года в Ленинграде. В 1952-м окончил Ленинградское музыкальное училище имени М.П. Мусоргского по классу баяна, затем Московский музыкально-педагогический институт имени Гнесиных. В 1971-м - аспирантуру при Московской консерватории по классу оперно-симфонического дирижирования. В 1957–1973 годах возглавлял оркестр русских народных инструментов Центрального телевидения и Всесоюзного радио. Худрук и главный дирижер БСО имени П. И. Чайковского с 1974 года. С 1997 по 2005 годы - главный дирижер Венского симфонического оркестра. С апреля 2017-го музыкальный руководитель и главный приглашенный дирижер Геликон-оперы. Выступает с ведущими симфоническими оркестрами мира. Народный артист СССР. Лауреат Госпремии СССР и Госпремии РСФСР имени М. И. Глинки.


ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Василевская: Россия и Беларусь продолжат осваивать космос
  2. Путин и Лукашенко встретились с участниками экспедиции на МКС
  3. Лукашенко: Мы не единожды увидим полеты россиян и белорусов
  4. Лукашенко и Путин поговорили по телефону с многодетной семьей оленеводов
  5. Москва и Киев обменялись телами погибших
  6. Ракета «Ангара» вывела на орбиту прототип спутника для рекламы из космоса
  7. В подмосковном Монино появился преступник, который обливает девушек химикатами
  8. В США заявили, что атака Ирана против Израиля ожидается 12 апреля
  9. Хозяином взорванного Toyota Land Cruiser Prado на севере Москвы оказался бывший сотрудник СБУ Василий Прозоров
  10. Лавров: Попытка Запада на развал СНГ обречена на провал
  11. Песков: Разговоры о площадке для мирных переговоров преждевременны
  12. Лукашенко: Украина должна понимать - ей прилетит в десятикратном размере
  13. Лукашенко заявил, что перед визитом в Москву встретился с членами Совбеза РФ
  14. Страны СНГ подтвердили солидарность с Россией перед лицом терроризма
  15. Лавров: Формула Зеленского – это путь в никуда

Парламентское Собрание

Союзное государство: интеграция и созидание

Ответственный секретарь Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Сергей Стрельченко в  интервью «СВ» рассказал о союзном строительстве и его перспективах.

Политика

Народная мудрость от Александра Лукашенко: Чужой кусок рвет роток

Держитесь вместе. Чужого не троньте - рано или поздно это превратится в катастрофу.

МНЕНИЯ

Назад, в Средневековье

Анатолий Заусайлов

Толкают нас западные политики

Операция могилизация

Михаил Васильев

Верховная рада запретила украинцам демобилизоваться  

Словом по телу

Олег Зинченко

Когда люди начинают жить руководствуясь только рефлексами, их надо воспитывать, как академик Павлов завещал

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также