САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Культура

Автор Нина КАТАЕВА

Сергей ПУСКЕПАЛИС: Работать не покладая рук

Сергей Пускепалис появился на киноэкране в начале 2000-х, и за первую роль в картине Алексея Попогребского «Простые вещи» получил призы – от «Кинотавра», Гильдии кинокритиков и Международного фестиваля в Карловых Варах

Но Сергей Пускепалис, окончивший в 2001 году режиссерскую мастерскую Петра Фоменко в ГИТИСе и поставивший множество спектаклей в Самаре, Саратове, Уфе, Челябинске, Омске, Петропавловске-Камчатском, также отмеченных призами фестивалей, актером себя не считает. И не без оснований – пять лет он был главным режиссером Магнитогорского театра драмы и два года – Российского театра драмы в Ярославле. Ставил спектакли в «Мастерской Петра Фоменко», в «Современнике», ныне – помощник худрука МХТ имени Чехова Олега Табакова.
 
– Вы учились у не так давно ушедшего от нас Петра Наумовича Фоменко, чьи пронзительные спектакли не устаревают годами. Скажите, чему он учил вас?

– Ничему не учил. Когда я работал в «Мастерской Фоменко», у меня были большие сомнения по поводу того, правильно ли я ставлю спектакли, мне казалось, все делаю не по науке, хотя зрителям мои работы нравились. Особенно мучился со спектаклем по пьесе Алексея Слаповского «Двадцать семь». Мне стало казаться, что я не той профессией занимаюсь. А Петр Наумович разубедил меня и утвердил в обратном, сказал, что все «нормально», помог превратить недостатки в достоинства. Он укрепил меня в мысли, что я во всем прав. Это был уникальный человек – во всем, и по-другому говорить о нем я не могу. Он любил жизнь, любил людей, и я очень любил его и буду любить всегда. «А спектакль «Двадцать семь», который я поставил в ГИТИСе, какое-то время пользовался успехом, мы даже играли его на 10-летие «Мастерской Петра Фоменко». Мы дружили... Лучше всех о Петре Наумовиче говорил Сергей Васильевич Женовач: «Есть такая планета, на которой живут «фоменки». Они ходят, улыбаются, гримасничают, и однажды они прилетели к нам и пытаются сделать так, чтобы мы тоже прикоснулись к тому прекрасному, что есть на той планете». Петр Наумович Фоменко был уникальный человек, инопланетянин.

– Почему Алексей Слаповский стал вашим главным автором?

– Для режиссера всегда удача, когда он находит своего автора. Радуюсь и горжусь, что работаю с Алексеем Слаповским, работа над его пьесами для меня всегда как экзамен. И всякий раз, через 2-3 спектакля, которые поставил по пьесам других авторов, возвращаюсь к Слаповскому. Первый спектакль в столице я ставил по его пьесе «От красной крысы до зеленой звезды» в «Мастерской Фоменко». Не все получилось, и в связи с этим я ушел из театра. Потом поставил эту пьесу в Омске, спектакль пользуется успехом до сих пор. Спектакль по пьесе Слаповского «Двадцать семь» сделал меня столичным режиссером, а Слаповского – драматургом. В Магнитогорске я тоже ставил Слаповского. Увлечение этим автором у меня началось давно, еще с тех пор, когда в Саратовском ТЮЗе играл в его пьесе «Шнурок». Тогда и прочитал его роман «Первое второе пришествие» и книгу киносценариев. Признаться, давно хочу снять кино по его сценарию. Алексей Слаповский для меня очень много значит, если когда-нибудь я еще раз буду возглавлять театр, он у меня будет заведовать литературной частью. Характерная черта – он всегда присутствует на «своих» спектаклях.

– Вы ставили спектакли во многих российских театрах, скажите, как протекает театральная жизнь в провинции?

– Тяжело. Хотя зрители, как и в столице, также ждут потрясений, открытий, искренности, сердечности. Московский зритель, пожалуй, более деликатен, в провинции быстрее голосуют ногами. Р-раз – и все, если не можешь удержать внимание, ясно изложить тему рассказа, зритель встает и уходит. Там не балуются, это в Москве могут сидеть и делать вид, что им интересно, особенно на модном спектакле, хотя он никому не нравится. «Петрову же понравилось, Иванов тоже хвалил…»

– В советские времена различие между столичными и провинциальными театрами было огромно, сблизились ли они по уровню сегодня?

– Все осталось по-прежнему. Для артистов главное – игровая практика, а в провинции она узкая, потому что режиссер один и тот же, и театр один и тот же. Работая в Магнитогорске и Ярославле, я понял, что авторский театр в провинции невозможен, нужно делать что-то вроде супермаркета. Должны быть разные режиссеры, разные жанры и темы, чтобы охватить как можно больше зрителей. А в авторском театре один режиссер сел на хребет и клепает, и это не всегда соответствует тому проценту зрителей, которые могут прийти в театр.

– А что вы думаете по поводу театральной реформы, которой все так боятся?

– Еще в Магнитогорске я понял, что театр без контракта – не театр. Принцип репертуарного театра, который существовал при социализме и предполагал устойчивую зарплату всем членам труппы до конца дней и роль Джульетты 60-летней актрисе только потому, что она «в чести», безнадежно устарел. Это как спортсмен, которому 70 лет, а он все числится прыгуном в высоту, и будьте любезны, обеспечивайте его. И никто ничего сделать не может, он этим пользуется, и молодежь взять невозможно. Сейчас нужно двигаться в сторону контрактной системы, тогда справедливость может быть достигнута, и у руководящего состава театров будет возможность вести диалог с правительством города или области. Я понимаю, что нельзя выбрасывать людей на улицу, нужно разрабатывать программы поддержки, но пока театр, весь в целом, не перейдет на контрактную систему, ни о каких изменениях не может быть и речи. Потому что это взаимная ответственность руководства и исполнителей, и каждый год надо проводить ревизию, как это делают в МХТ имени Чехова. Там все на контракте, и это подстегивает людей.

– Скажите, вам близок театр Александра Николаевича Островского?

– Конечно. У меня в «Табакерке» уже 6 лет с успехом идет «Женитьба Белугина». А в Саратовском ТЮЗе я играл Белугина. У Островского отлично выписаны характеры – колоритные, емкие, веские, например, в «Женитьбе Белугина» показан тот самый капиталист, которого сегодня так несправедливо пинают. Быть капиталистом на самом деле тяжкий труд и огромная ответственность, которой иногда люди начинают манкировать. А Белугина деньги не портят – наоборот. Совершенно справедливо говорят, что Островский – наш Шекспир.

– Как считаете, правомерны ли разговоры о том, что система Станиславского устарела?

– Как она может устареть, когда это зафиксированная словами технология, как приспособить человеческую психику к сценическому действу?! Вот скажите, разве нормальный человек пойдет на сцену, чтобы прыгать там и доказывать зрителям, что хорошо, а что плохо? Не пойдет, потому что все образованные и воспитанные люди умеют себя вести. Значит, чтобы начать играть на сцене, человек должен каким-то образом поменять себя. Каким же?.. Это и описано у Станиславского. Отправная точка у каждого своя: свой характер, органика, особенности – плюс система Станиславского. Вот и все правило. И когда иностранцы на всяких «круглых столах» говорят, что «Станиславский устарел», это все голливудское выпендривание, с таким же успехом можно говорить о том, что и таблица Менделеева по-другому устроена. Но там речь идет о веществах, которые можно пощупать, подержать в руках, понюхать, понаблюдать за реакциями между ними, а здесь человеческая психика втиснута в рамки, которые определил и записал Константин Сергеевич. И каждому есть за что зацепиться, а потом оттолкнуться, и эта отправная точка называется «системой Станиславского». Эту «систему» можно было только зафиксировать, но никак не открыть, и Константин Сергеевич первый сделал это. Говорят, Менделеев свою таблицу увидел во сне, а Станиславскому его система снилась 20 лет.

– Вы говорите, что не суеверны, тем не менее о планах не рассказываете.

– Не хочу смешить Бога. И, как говорил Петр Наумович Фоменко, планы созданы для того, чтобы их можно было менять. Работы, конечно, невпроворот.

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Василевская: Россия и Беларусь продолжат осваивать космос
  2. Путин и Лукашенко встретились с участниками экспедиции на МКС
  3. Лукашенко: Мы не единожды увидим полеты россиян и белорусов
  4. Лукашенко и Путин поговорили по телефону с многодетной семьей оленеводов
  5. Москва и Киев обменялись телами погибших
  6. Ракета «Ангара» вывела на орбиту прототип спутника для рекламы из космоса
  7. В подмосковном Монино появился преступник, который обливает девушек химикатами
  8. В США заявили, что атака Ирана против Израиля ожидается 12 апреля
  9. Хозяином взорванного Toyota Land Cruiser Prado на севере Москвы оказался бывший сотрудник СБУ Василий Прозоров
  10. Лавров: Попытка Запада на развал СНГ обречена на провал
  11. Песков: Разговоры о площадке для мирных переговоров преждевременны
  12. Лукашенко: Украина должна понимать - ей прилетит в десятикратном размере
  13. Лукашенко заявил, что перед визитом в Москву встретился с членами Совбеза РФ
  14. Страны СНГ подтвердили солидарность с Россией перед лицом терроризма
  15. Лавров: Формула Зеленского – это путь в никуда

Парламентское Собрание

Союзное государство: интеграция и созидание

Ответственный секретарь Парламентского Собрания Союза Беларуси и России Сергей Стрельченко в  интервью «СВ» рассказал о союзном строительстве и его перспективах.

Политика

Народная мудрость от Александра Лукашенко: Чужой кусок рвет роток

Держитесь вместе. Чужого не троньте - рано или поздно это превратится в катастрофу.

МНЕНИЯ

Операция могилизация

Михаил Васильев

Верховная рада запретила украинцам демобилизоваться  

Словом по телу

Олег Зинченко

Когда люди начинают жить руководствуясь только рефлексами, их надо воспитывать, как академик Павлов завещал

Пропади всё ядерным пропадом

Валерий Чумаков

Украинские военные поставили мир на грань ядерной катастрофы

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также