САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Культура

Бахтияр ХУДОЙНАЗАРОВ: Атмосфера всегда одна – территория любви

Начало творческой карьеры Бахтияра Худойназарова, выпускника ВГИКа, совпало с лихими 90-ми

И именно в это время его первый фильм Братан получил ряд призов на международных кинофестивалях, а второй – «Кош-ба-кош» был отмечен «Серебряным львом» кинофестиваля в Венеции. Трагикомедия «Лунный папа» стала его наиболее известной режиссерской работой, а фильм «В ожидании моря» прошлой осенью открывал 7-й Римский фестиваль, в июне участвовал в конкурсе 24-го «Кинотавра» в Сочи и был показан в российских программах 35-го ММКФ. Недавно режиссер закончил работу над фильмом «Гетеры майора Соколова», в котором сыграл последнюю роль Андрей Панин.

– Вы не раз говорили, что фильм «В ожидании моря» – часть трилогии, в которую входят «Лунный папа» и «Живая рыба», можете объяснить, чем объединены эти работы?

– Это нужно спросить у Маркеса, он так сказал. Когда-то в Минске он посмотрел «Лунного папу», а он тогда был немного болен, и мы решили его развлечь, передали ему картину. Потом созвонились, и он сказал мне: «Знаешь, ты для меня – Маркес в кино, я тебе даю любую вещь – снимай». Пока я ничего не делал, но очень хочу! А из трилогии мне осталось доснять картину «Живая рыба», делаем ее уже лет шесть. 

– А что именно вы экранизировали бы у колумбийского гения? 

– Роман «Генерал в своем лабиринте» – про Боливара. Это последняя вещь, которую я прочитал у него. И это единственная история, которую он написал, изменив себе. И почему мы с ним такие – у него все время «просто Латинская Америка», а у меня «просто Евразия» – в этих пространствах пытаемся обитать? «Мы – евразийцы, ребята, мы – не европейцы, к сожалению», – говорю я все время своим друзьям. Хотя Томас Манн очень хотел видеть нас европейцами, у него в «Волшебной горе» есть такая фраза, где он задает вопрос: «Чем мы схожи с русскими?..» Просто мы сильные, такие территории отхватываем. А почему я эти три фильма складываю в трилогию? Потому что хочу повторить в кино то, что сделал Маркес в литературе. Вот еще одну картину сниму – и все. 

– Сядете романы писать, как Габриэль Гарсиа Маркес? 

– Откуда узнала? 

– Интуитивно спросила. Но вернемся к «Морю». Когда смотришь вашу картину, воспринимаешь прежде всего глобальное послание человечеству – каждый день, несмотря ни на что, нужно крутить лебедку, если хочешь что-то изменить в окружающей тебя жизни. Скажите, а какой-то более конкретный смысл вы вкладывали в эту фразу – «в ожидании моря»? 

– Мне кажется, люди в фильме прекрасно обходятся и без моря. У них есть нефть, газ – это одно, а море – это другое. Герою Егора Бероева, бывшему капитану, конечно, хочется, чтобы люди пришли к мысли об «ожидании моря». Смотрите, как они живут – от такой экологии у них истончаются кости, постоянно песок в носу и ушах, а они этого уже не замечают, поддались психологии ущерба. «А море-то рядом, – говорит герой Бероева, – оно у нас в голове, и, если видишь его, можно жить совсем по-другому». Вот капитан захотел, и море к нему пришло. А люди его просто не видят – смысл глобального послания в этом. Но есть и конкретное: для меня этот фильм – послание моему папе, который ушел из жизни 9 Мая… Что касается посвящений. Три дня назад я закончил съемки фильма «Гетеры майора Соколова», где снимался Андрей Панин. Мы сидели с ним рядом, и он меня постоянно ругал, запрещал пить. И много чего другого запрещал. У нас был огромный вагончик на пару с ним – это была аптека: с утра я должен выпить это, проглотить это, сделать то. И однажды он у меня спросил: «Слушай, я хочу все-таки понять, кому мы этот фильм посвятим?» И я сказал: «Давай отцам посвятим». И еще он сказал: «Ты же не можешь, чтобы никому не посвящать?» Такая у меня традиция. А теперь так получилось, что мы посвятили картину ему, Андрюшечке. 

– Коль вы заговорили об Андрее Панине, хочу спросить, что такого необыкновенного было в этом человеке? Чем он брал всех, почему так пронзил всех неожиданный его уход? 

– Сложный вопрос, попытаюсь ответить маленьким эпизодом. Помню, картину «Шик» дней семь мы снимали в Севастополе, и ничего у нас не получалось. Снимались Андрей Панин с Сашей Яценко, оператором был Володя Климов. Андрей снялся и уехал, я посмотрел материал и звоню ему: «Сцена никакая, надо переснимать». И Валера Тодоровский, мой хороший товарищ, на съемки к которому уехал Андрей, пошел навстречу. Андрей приехал, и мы за один день пересняли красивейшую сцену в «Шике». Помните, когда он танцует со стулом, это все он придумал, у меня на тот момент не было идеи, а Андрей, он всегда был режиссером своих ролей. И мы с Рубеном Дишдишяном гордимся тем, что как продюсеры сделали все возможное для того, чтобы Андрей снял картину «Внук Гагарина». 

– Оператор Владимир Климов рассказывал, что вы умеете создавать на съемках удивительно творческую атмосферу, отличались ли по атмосфере съемки картин «Шик» и «В ожидании моря»? 

– Атмосфера всегда одна – территория любви. 

– Как вы назвали бы жанр, в котором снимаете свое кино, – думается о магическом или фантастическом реализме? И кто вас подвиг на это? 

– Как кто, конечно, мама моя Октябрина. Она обожала Пушкина, для нее это было все, она накачивала меня Пушкиным, у нас было полное собрание его сочинений, вышедших при его жизни. Мы все это сдали в какой-то фонд, потому что такие раритеты должны принадлежать всем. И таких людей в Душанбе, глубоко интересовавшихся Пушкиным, во времена моего детства было много, а сейчас мама – последняя из могикан. Что касается жанров – картины мои сняты в разных жанрах: «В ожидании моря» – притча, «Лунный папа» – трагикомедия. Моим учителем в кинематографе был Игорь Таланкин, а еше Сергей Соловьев, потому что Таланкина, когда мы учились у него, часто не было, он снимал «Бесов», и мы ходили к нему на съемки. Вообще, удивительный был курс, со мной учились Федор Бондарчук, Тигран Кеосаян, Иван Охлобыстин, Александр Баширов, Олегас Дитковскис. Помню, как потом встретился с мастером: «Слушай, мастер, ты как?» – «Ты мне картины привези». – «Может, в кинотеатре посмотришь?» – «Нет, вези!» – «Я тебя обожаю – за то, что собрал стольких талантливых людей, целую индустрию». Причем за сочинение на вступительных экзаменах я получил «двойку», но у меня как у абитуриента из Таджикистана была 25-процентная скидка. 

– Что было самым сложным на съемках? Кто из операторов запечатлел эту необыкновенную красоту ушедшего моря на Каспии? 

– У нас работали три оператора, но основным считаю Душана Йоксимовича, одного из самых крутых сербских операторов, сербы – мои братья и совершенно особая статья в моей жизни, они много сделали для этого фильма. Работали также бельгийцы, узбеки. 

– Почему у российских режиссеров стало модным уезжать в Германию? В Каннах этого года российская пресса шумела по поводу приза «Открытие» Дарье Беловой, но девушка представляла Берлинскую киноакадемию, вот и вы давно живете в Берлине… 

– Во-первых, я никуда не уезжал, я просто учился в Берлине. После успеха фильма «Братан» захотел снять другой фильм, и мне предложили написать в фонд, где могут дать пленку. Я написал, а это оказалась европейская академия «Никон». Так я оказался в Германии, с которой меня связывает еще и история моего дедушки, который после войны служил в комиссариате в Берлине. Знаю, что у него в Берлине родилась дочь, а в 1948 году его посадили. Так что я ищу свою родственницу и очень надеюсь, что она богата (улыбается). Я почему-то уверен в этом, дед мой был очень статный, звали его Искандер. 

– Как вы относитесь к идее объединения бывших союзных республик – строим Союзное государство с Беларусью, ведем речь о Таможенном союзе? 

– Я говорю всем, что я – советский человек, и многие меня за это не любят. Я родился в СССР, учился, жил этим духом и этими проблемами. Я мог с друзьями, нам было по 16, сесть в поезд и спокойно поехать в Белоруссию, Грузию, Прибалтику, и никто у нас не спрашивал паспортов. Мы просто садились и гнали куда хотели. И вот этого ощущения нет у нашей молодежи, и это, на мой взгляд, ужасно. 

Беседовала Нина КАТАЕВА

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Посол проинспектировал школу в Суздале, о строительстве которой договорились Лукашенко и Авдеев
  2. В Беларуси установлены льготы по НДС при ввозе оборудования, не имеющего аналогов в стране
  3. Александр Лукашенко подписал указ о порядке перевода госорганов на работу в военное время
  4. Мошенники научились подделывать видеокружки с лицом владельца аккаунта в Telegram
  5. Колония, где отбывает наказание Михаил Ефремов, удовлетворила ходатайство о его освобождении по УДО
  6. На Украине назвали улицу в честь военного преступника и соучастника Холокоста Петра Дяченко
  7. Состоялась встреча Вячеслава Володина с Ерланом Кошановым
  8. Голикова: Четыре из пяти нацпроектов будут запущены в следующем году
  9. Василий Пискарев: чем ближе в России выборы Президента, тем сильнее нарастает организованная Западом кампания по их дискредитации
  10. В Госдуме призвали ввести сбор для мигрантов
  11. Лукашенко анонсировал предстоящую встречу с президентом Казахстана
  12. Медведев: Украина — это, безусловно, Россия
  13. В Москве на ВДНХ завтра стартуют Дни Гродненской области
  14. Владимир Путин провел рабочую встречу с Сергеем Собяниным
  15. Песков: РФ надеется узнать результаты проверки после публикации разговора офицеров ФРГ

Политика

Владимир Путин: Без сильной России прочный миропорядок невозможен

Президент РФ озвучил Послание - стратегический документ, ставящий задачи на шесть лет вперед

МНЕНИЯ

Некрасивое поведение

Анатолий Заусайлов

Украинка устроила скандал на конкурсе «Мисс Европа -2024», оставшись недовольной победой российской участницы

Немцы хотят взорвать Крымский мост

Михаил Васильев

Обнародована запись разговора высокопоставленных офицеров бундесвера. Ответим?

Деньги не пахнут

Павел Родионов

Немцы дурят Украину как рыночные кидалы

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также