01 Сентября 2009 года / К номеру:   ()

Алексей Дударев: Мишура не спасет театр


Лауреат Госпремии СССР и премии Союзного государства, художественный руководитель Драматического театра Белорусской армии и председатель Белорусского союза театральных деятелей Алексей Дударев – верный защитник системы Станиславского. При этом он считает: в театральном искусстве все зависит от того, что в формулу великого режиссера, касающуюся «жизни человеческого духа», сумеешь вложить лично ты. Ну а Дудареву, родившемуся в селе на Витебщине, из монтеров-слесарей, через актерство пришедшему в свою непростую профессию, знания жизненных реалий не занимать. Неслучайно его пьесы советских времен – «Рядовые», «Порог», «Вечер», «Черная панна Несвижа», «В сумерках», наряду с недавними – «Люти» и «Ким», не потеряли актуальности на постсоветском пространстве. А картина «Белые росы», снятая по его сценарию, стала поистине народной лентой.

– Алексей Ануфриевич, вас трудно назвать приверженцем одной темы – с достоверностью пишете как о современности, так и на исторические темы. Скажите, из чего черпаете вдохновение?
– Меня всегда интересовала душа человека в его не всегда комфортном существовании, жизнь вообще-то вещь трагическая. Люди, к сожалению, или по Промыслу Божию, не меняются. Мы становимся грамотнее и образованнее, но очень большой вопрос – становимся ли при этом лучше. Во времена Средневековья редко звучало слово «культура», но очень ценились честь, достоинство, совесть. А сегодня таких понятий не знают. Если я «бабки» хорошие зарабатываю, рассуждают, зачем буду комплексовать? И если девушки легкого поведения раньше вызывали чувство омерзения, в лучшем случае – жалости, то теперь из них стали делать героинь. Да, Достоевский и Куприн писали о проститутках, но как – с жутчайшей болью за человека. Сейчас люди считают: раз не могут помочь, то и сострадать бессмысленно, в то время как именно состраданием можно спасти человека.
А что касается моих военных
пьес, они основаны на наблюдениях человека зрелого. Когда-то в силу юношеского романтизма я верил в то, что люди могут договориться между собой, поймут, что война – преступление против себя же самого. Теперь знаю – не поймут! И все мы обречены на страдания в грядущем. Посмотрите, давно идет Третья мировая война, а как еще можно относиться к терроризму?! 11 сентября я испытал шок. Был в Бресте, на фестивале, и когда увидел кадры с башнями Манхэттена, не смог смотреть спектакли. Уехал домой. Страшно было не потому, что могут тебя убить, а потому, что на твоих глазах убивали душу человеческую…
– Вы как-то обмолвились, что еще в 80-х имена литовских князей Витовта и Ягайло произносились с опаской. А как сейчас? Если бы вы писали об Иване Грозном, в каком соотношении возникали бы у вас кровавые сцены?
– Витовт и Ягайло – исторические персонажи, а историю не перепишешь. Когда-то Франция с Англией вели Столетнюю войну, но это не мешает им сейчас заседать рядом в Евросоюзе. Белоруссия не всегда была в составе России, она входила и в княжество Литовское, которое, никто не может точно сказать, сколько лет существовало – 100, 300 или 500. Об этом княжестве у нас сейчас говорят как о Макбете в Англии – с одной стороны, это исторический персонаж, а с другой – образ, придуманный Шекспиром. И художественный образ должен сочетаться с исторической правдой, не следуя ей буквально. Кто хочет восстановить события в точности, может пойти в архив, музей, книгохранилище.
А Ивана Грозного, творившего историю 500 лет назад, по мнению юриспруденции, нельзя судить с точки зрения современной морали. Не нужно только ничего приукрашивать, эти правители были не хуже и не лучше, они были другие. Возьмите хотя бы Петра I – русские люди знают, на чем построен Санкт-Петербург. Любая власть развращает, абсолютная власть развращает абсолютно. На фактах истории надо показывать все, что было, ничего не утаивая. Как к Сталину ни относись, он был символом вождя, в атаку ходили с его именем и умирали с его именем, хотя при этом он был злодеем. У истории надо учиться – власть должна быть контролируема обществом. И должна быть сильна.
– За долгие годы работы в театре вы вывели для себя какой-то закон, по которому должно развиваться славянское искусство?
– Конечно. Вот говорят, что западный театр держится сегодня на эффектных штучках, технически замысловатых вещах. Пусть это так, но славянское искусство должно говорить на понятном языке и о серьезных вещах. Оно должно ставить вопросы, на которые, может, и невозможно ответить. Так всегда поступали великие художники. Причем, заметьте, западный театр начинал формироваться на эмоциях, был знаменит состраданием к человеку, а потом появились эти символы и знаки. Но всегда он тянулся к русской театральной школе. Если в спектакле есть «жизнь человеческого духа», все эксперименты оправданы. Мишура не спасет театр.
Во время жизни за железным занавесом считалось, что все лучшее – на Бродвее или в Париже, а у нас так себе, коммунисты не дают говорить в полный голос. И сейчас по инерции ринулись, задрав штаны, за Бродвеем – кто больше выпендрится, а зритель – не оценил. Он соскучился по серьезному разговору и не приемлет неправды.
– Тем не менее театр в целом продолжает двигаться в сторону развлекательности…
– Поставить можно любой анекдот, но в спектакле о смешном важно уметь сказать о серьезном. Человек, по сути своей, все-таки стремится к свету, и ему надо помочь. Не морализаторством и проповедничеством, а напоминанием о том, что он должен строить себя по образу и подобию Божию. Излишняя веселость, как и уныние, является грехом. Посмотрите, сколько «драматических» действ под фонограмму показывается сегодня полуголыми девицами. Мы слишком много смеемся, говоря, что нет запретных тем. А они есть!.. Нельзя смеяться над отцом и матерью, над стариками, над женщиной.
Искусство должно уважительно относиться к человеку. В моих пьесах, между прочим, хотя конфликтов и предостаточно, плохих людей нет. Человеку надо дать перспективы, особенно когда чернота застилает взор и поселяется в душе.
– Есть ли современная драматургия в Беларуси?
– Пьес достаточно – драматургии мало. Все жду, чтобы молодые поразили, но пока вижу формальные поиски – в духе западной драматургии. Не могут рассказать историю, заставляющую переживать. Пьесы не пропущены через себя. Фигура Курейчика раздута донельзя. А драматург, как учит история, сразу же заявляет о себе – вспомните Галина, Вампилова, Арро.
– Как вы относитесь к театральным наградам? Наблюдаете ли за белорусами на международных фестивалях, в этом году от России на «Золотой маске» участвовал Олег Жюгжда с прекрасным «Вишневым садом» в Мытищинском театре кукол?
– Призы – приятная вещь, но главную оценку нам дают зрители. Самые «золотые» маски – от них. А что касается участия в международных фестивалях, театр, основанный на идеях Станиславского, всегда будет ценен «своим», а не подражательством. Не устаревает только то, что рассказано через призму души и духа, другое дело, что идти по этому пути очень сложно. Вот любят все рассуждать об американцах, а такой национальности нет. Народ – это русские, белорусы, украинцы, якуты. А Америка – Вавилон, ее традиции касаются всех материков. Духовной традиции в Америке нет, либо она существует в зачаточном состоянии. А славяне ценны тем, какие они есть, у нас и экономика должна быть особой.
– Вы о Союзном государстве часто задумываетесь?
– Художников не разъединить ничем, это экономисты, политики, таможенники могут размежеваться, а мы никогда. Там, где театр, там и я. Театр – единое государство планетарного масштаба.
– Вы были одним из организаторов оппозиционной Объединенной гражданской партии в середине 90-х, она как-то проявляет себя сегодня?
– Во-первых, это была не оппозиционная партия, в унисон президенту мы отстаивали право Беларуси на независимость. Просто время было такое – не улеглась еще боль от развала Союза. А восстановить его невозможно, можно сколько угодно тратить на это силы, но возврата к прошлому нет. Со временем, думаю, наши отношения с Россией установятся, появится Союз двух государств, объединенных на взаимовыгодной основе. Без великодержавных замашек, без понятий – «старший и младший – братья». Если хотите, я так и представляю себе Союзное государство.
– Сейчас в Беларуси полным ходом идут съемки художественного фильма «Брестская крепость», расскажите о вашем участии в работе над фильмом.
– В начале 2007 года Игорь Угольников обратился ко мне с просьбой принять участие в создании сценария. Тот вариант, который предложили мне посмотреть, на мой взгляд, совершенно не годился. Я создал свой вариант киносценария, который был принят за основу худсоветом «Беларусьфильма» и Экспертным советом Минкульта. В мае этого года сценарий был опубликован в «Белорусской военной газете».
– Пугает ли вас финансовый кризис?
– Белорусов кризисом не напугаешь, после войны мы за 10 лет из разрухи вылезли. Вылезем и сегодня. Пусть боится тот, кто из мировой экономики казино сделал. Моя соседка в деревне, светлая ей память, в начале 90-х знаете, как говорила: «А если голод наступит, кусок земли распашем, кабанчика заведем – переживем!.. Лишь бы войны не було!..»
Нина КАТАЕВА
Минск – Москва

Комментарии


Другие статьи раздела

Культура

Пять главных зимних картин русских художников

Мороз и солнце, день чудесный - сюжет так и просится на полотно. Немало живописцев вдохновлялись этим временем года. Рассказываем об их самых знаменитых работах

Реально «Странный мир» Диснея

Самый экологичный и толерантный анимационный фильм провалился в прокате

Максим Никулин: Папа гордился, что он клоун

Этот год посвящен столетию со дня рождения всеми любимого клоуна и киноактера Юрия Никулина. Сын и внуки артиста рассказали «СВ», каким папа и дедушка был дома, вне манежа и кинокамер  

Пять главных осенних картин российских художников

Каждый год она разная, но всегда неизменно прекрасна. Собрали пять знаковых полотен, на которых воспели «унылую пору»

Закольцованная история

Зрителей Минского международного кинофестиваля «Лістапад» удивили китайской драмой, индийской киноповестью, иранской поэтической притчей. Но главные призы получили российские картины

Наши все-таки не едут на «Оскар»

Российский комитет должен был выдвинуть на борьбу за золотую статуэтку отечественную картину

Читайте также

Общество

Котлеты с мухами

Международный Паралимпийский комитет приостановил, читай - исключил на неопределенный срок, россиян и белорусов из всех турниров, включая Паралимпийские игры

Культура

Пять главных зимних картин русских художников

Мороз и солнце, день чудесный - сюжет так и просится на полотно. Немало живописцев вдохновлялись этим временем года. Рассказываем об их самых знаменитых работах

Трибуна депутата

Таланты требуют огранки

Пришел, придумал, воплотил - такого подхода придерживаются воспитанники Национального детского технопарка

Экономика: интеграция

Сложение и деление

Как объединить энергетические сферы наших стран и правильно распределить полномочия?

Туризм

Пять белорусских храмов-крепостей

Церкви и костелы, которые больше похожи на древние укрепления, в Синеокой встречаются часто. Архитектурное наследие Средневековья сегодня впечатляет туристов, а когда-то спасало жизни в веренице нескончаемых войн

Политика

Александр Лукашенко - на саммите ОДКБ: Нельзя допустить, чтобы нас поссорили

От единства будет зависеть будущее и наших стран, и судьба организации



Общество

Котлеты с мухами

Международный Паралимпийский комитет приостановил, читай - исключил на неопределенный срок, россиян и белорусов из всех турниров, включая Паралимпийские игры

Общество

Сколько на самом деле погибло военных ВСУ

Цифра в сто тысяч не соответствует действительности - их гораздо больше

Общество

А корабль пошел…

Первое судно с 20 тысячами тонн российских удобрений отправилось в Африку

Культура

Пять главных зимних картин русских художников

Мороз и солнце, день чудесный - сюжет так и просится на полотно. Немало живописцев вдохновлялись этим временем года. Рассказываем об их самых знаменитых работах

Спорт

С мячами на выход

На зеленом поле чемпиона Беларуси по футболу и за его пределами происходило немало любопытных событий. Составили свой рейтинг

Звезды

Светлана Суховей: Войну не застала, но прожила ее в фильмах

Девочкой-подростком она снялась в «Бабьем царстве», «Сыновья уходят в бой», «Пой песню, поэт…». Этой осенью заслуженной артистке Беларуси исполнилось семьдесят лет

Общество

Бабушка милосердия

71-летняя уроженка Новоазовска отправилась в зону СВО

Общество

Весы с магнитом

Юлия Новицкая – о взвешивании в невесомости

Интервью

Александр Шельдяев: Белорусы – люди душевные

Вице-премьер правительства Башкортостана, министр промышленности, энергетики и инноваций рассказал «СВ» об импортозамещении, сохранении человеческого капитала и зеленой экономике