САЙТ ГАЗЕТЫ ПАРЛАМЕНТСКОГО СОБРАНИЯ СОЮЗА БЕЛАРУСИ И РОССИИ

Политика

Речь Владимира Путина на Пленарном заседании ПМЭФ-2024

Модератор дискуссии  Сергей Караганов

Владимир Путин напомнил, что сейчас в мире наблюдается взрывной технологический рост практически во всех сферах жизни
Фото: Сергей Бобылёв, РИА «Новости»


В сессии участвовали Президент Многонационального Государства Боливия Луисо Альберто Арсе Катакора и Президент Республики Зимбабве Эммерсон Дамбудзо Мнангагва.


Модератор дискуссии – политолог, историк, научный руководитель факультета мировой экономики и мировой политики Высшей школы экономики Сергей Караганов.

Петербургский международный экономический форум проводится ежегодно с 1997 года и за это время стал одной из ведущих мировых площадок для обсуждения ключевых вопросов глобальной экономики.

В 2024 году ПМЭФ проходит под девизом «Основа многополярного мира – формирование новых точек роста».

Кстати, при встрече с губернатором Санкт-Петербурга Александром Бегловым, Владимир Путин напомнил кто придумал ПМЭФ:

- Надо благодарить Анатолия Собчака, он создатель Петербургского экономического форума.

СТЕНОГРАММА


С.Караганов: Добрый день, глубокоуважаемые господа президенты! 
Уважаемые коллеги! Дорогие друзья!
Мне предоставлена большая честь и доставлено огромное удовольствие вести нынешнюю сессию. Это будет интересная сессия: у нас очень яркая, мощная группа ораторов.

Позвольте начать с господина Эммерсона Мнангагвы. Это абсолютно легендарный человек, это последний лидер африканской страны, который сражался почти всю свою жизнь – большую часть жизни, значительную часть – с оружием в руках за независимость своей родины. Он провёл десять лет в одной тюрьме, два – в другой, выжил, имел два смертных приговора, и, когда он стал Президентом, он отменил смертные приговоры в своей стране.

Нам будет очень интересно, конечно, если господин Мнангагва расскажет нам о том опыте, каким он может с нами поделиться. Страна находится под санкциями очень долгие годы, потому что они смели национализировать владения белых колонизаторов.

Господин Луис Арсе – выдающийся экономист, потомок людей, сражавшихся вместе с великим Симоном Боливаром за независимость своей родины. Поэтому у него чуть менее драматическая судьба, но тоже абсолютно великолепная, полная драмы и побед.
К тому же он был многие годы, полтора десятка лет, министром экономики и финансов страны, и за эти годы его страна в три с половиной раза увеличила свой ВНП [валовый национальный продукт] и в два с лишним раза уменьшила количество бедных. При этом он провёл замечательные реформы, интереснейшие, включая национализацию значительной части собственности иностранных компаний, недр. При этом занимался импортозамещением, и у него получалось. Нам будет тоже очень интересно узнать его опыт, конечно же.

И конечно, я думаю, что Владимир Владимирович не нуждается в рекламе, и мне, как гражданину страны, которой он является Президентом, неуместно его хвалить – скажу лишь одно. Я помню отчётливо 1998 и 1999 годы, когда наша страна находилась на грани, или, скорее, уже за гранью, развала, была абсолютно трагическая ситуация. Я помню, что мы с товарищами отчаянно сражались, почти безнадёжно. И в какой-то момент Господь Бог смилостивился над нами.

Теперь, Владимир Владимирович, перед Вами стоит не менее сложная задача: не только победить, но и спасти мир, который катится и который валят к мировой войне. Но пока, наверное, поговорим о чём-то другом.
Владимир Владимирович, прошу Вас.

В.Путин: Добрый день, уважаемые друзья, коллеги!
Уважаемый господин Арсе! Уважаемый господин Мнангагва! Дорогие гости! Друзья! Дамы и господа!

Я очень рад приветствовать всех вас на XXVII Петербургском международном экономическом форуме.
В этом году его участниками и гостями стали свыше 12 тысяч человек из более чем сотни стран мира. Это акционеры и руководители ведущих компаний, признанные эксперты и аналитики, политические, общественные, государственные деятели.

По традиции форум в Санкт-Петербурге даёт возможность не только завязать деловые контакты, договориться о сотрудничестве или дать старт перспективным проектам, но и в открытой дискуссии обменяться мнениями по актуальным тенденциям на глобальных и региональных рынках, сквозь призму экономических отношений взглянуть на процессы, которые динамично развиваются в современном мире.

Мы видим, как между странами наметилась настоящая гонка за укреплением своего суверенитета, причём на трёх ключевых уровнях: государственном, ценностно-культурном и экономическом. При этом страны, которые ещё недавно выступали лидерами глобального развития, пытаются всеми силами, правдами и неправдами сохранить свою ускользающую роль гегемонов. В целом здесь ничего необычного нет. Когда страна или человек в своей жизни пытаются сохранить свои позиции, укрепить их, но неправдами – это плохо. Вот правдами – это хорошо. А неправдами – никуда не годится.

Здесь мы, конечно, видим, что уже сейчас экономика номер один – это Китай, причём с большим отрывом от второго места. Индия – третья экономика мира и глобальный лидер по динамике развития.

Всё громче заявляют о себе страны Южной Азии и Африки, где отмечается высокая рождаемость и пока ещё низкий уровень урбанизации, а также быстрый, догоняющий рост экономик. По оценкам экспертов, профильных специалистов, именно такие государства будут определять глобальную экономическую картину уже в середине текущего века.
Добавлю, что сейчас в мире наблюдается взрывной технологический рост практически во всех сферах жизни. Он серьёзно меняет управленческие, производственные процессы и даже целые отрасли. Очевидно, что в полной мере воспользоваться преимуществами технологического прогресса смогут те страны, которые не только производят новые решения, но и способны обеспечить их быстрое, опережающее внедрение.

Россия доказала высокий уровень готовности и восприимчивости к технологическим преобразованиям. Мы видим, как уже изменился наш финансовый сектор, электронная торговля, сфера транспортных услуг, система государственного управления. Аналогичные процессы начинают разворачиваться и в Вооружённых Силах, где нам также необходим высокий темп технологического обновления. Это важнейший, определяющий вопрос для нашей страны.
Уверен: и в современных условиях, и в долгосрочной перспективе роль, вес и, скажу больше, будущее государств зависят от того, насколько эффективно они смогут ответить на глобальные вызовы, реализовать внутренний потенциал, использовать свои конкурентные преимущества и нивелировать слабые стороны, сохранить и укрепить партнёрские отношения с другими странами.

В феврале этого года в ходе Послания Федеральному Собранию были обозначены ключевые направления и приоритеты развития России, сформирована комплексная программа преобразований до конца текущего десятилетия и за его пределами.

Формат форума позволяет сделать акцент именно на экономической повестке нашего развития, на тех качественных, структурных изменениях, которые идут в нашей стране и которые мы намерены активно, целевым образом поддерживать, объединять вокруг них финансовые, кадровые, организационные ресурсы как на федеральном, так и региональном и муниципальном уровнях, реализовывать национальные проекты, о чём подробно говорили на недавнем Совете по стратегическому развитию.
Какие это изменения? О чём идёт речь?

  • Первое. С учётом международного характера нашего мероприятия начну с внешнеэкономических отношений, с тех позиций, которые мы стремимся занять на мировых рынках, и как рассчитываем менять структуру нашего экспорта и импорта.

Несмотря на все препятствия и нелегитимные санкции, Россия остаётся одним из ключевых участников мировой торговли, активно развивает логистику, географию сотрудничества. Так, укрепляются наши отношения со странами Азии (рост 60 процентов с 2020-го по 2023 год), Ближнего Востока (рост в 2 раза), Африки (69 процентов) и Латинской Америки (на 42 процента). Предполагаю, что мои уважаемые коллеги, гости нашего форума президенты Боливии и Зимбабве затронут эту тему в своих выступлениях.
В целом, на долю дружественных России государств – а как мы видим, именно на это мы должны обращать внимание в первую очередь, на экономики быстро растущих государств, им предстоит определять будущее глобальной экономики, – сегодня на их долю уже приходится три четверти нашего товарооборота.

Мы продолжаем результативно работать с партнёрами по Евразэс, обеспечивая баланс интересов всех участников. В прошлом году совокупный ВВП стран Союза вырос на 3,8 процента, а объём взаимной торговли – на 4,7 процента. Причём его структура качественно улучшилась, а именно подросли поставки готовой высокотехнологичной продукции. Именно такой: несырьевой неэнергетический экспорт из России – мы будем активно поддерживать. К 2030 году его объём должен вырасти не менее чем на две трети по сравнению с 2023 годом.
При этом речь идёт не просто об увеличении экспортных поставок в тоннах, в кубометрах, единицах готовой продукции, а речь идет о товарах высоких переделов, и не только о выходе российских компаний на новые региональные рынки, расширении географии сотрудничества. Всё это важно, но сегодня – недостаточно.

Мы готовы предлагать другим странам полноформатные технологические и промышленные партнёрства, включая обеспечение полного жизненного цикла товаров и услуг с подготовкой национальных кадров, локализацией производств, инжиниринговым сопровождением, техническим сервисом, страхованием и так далее.

Подобный подход к сотрудничеству – на равных, трансфер технологий и компетенций, а не их монополизация – позволяют налаживать более прочные связи между государствами, повышают устойчивость позиций наших компаний на глобальном рынке, дают им возможность работать с иностранными партнёрами в долгую. Именно так, с большой перспективой, с заделами на будущее действует и один из наших лидеров, а именно компания «Росатом», безусловный лидер в мировом атомостроении.

Очевидно, что освоение новых рынков требует укрепления транспортных связей. Так, на Восточном направлении, в Китай, в страны Азиатско-Тихоокеанского региона – основным проектом для нас является развитие так называемого Восточного полигона железных дорог. В апреле были утверждены параметры очередного, уже третьего по счёту, этапа его модернизации. К 2030 году провозная способность Восточного полигона железных дорог должна вырасти до 210 миллионов тонн, а к 2032 году – до 270 миллионов тонн.
Особое внимание будем уделять южному направлению. Уже утверждены планы развития международного коридора «Север-Юг», а также коридора в Азово-Черноморском направлении.
Востребованной глобальной артерией становится Северный морской путь. В прошлом году по нему прошло 36 миллионов тонн грузов, а в перспективе перевозки могут превысить 150 миллионов тонн. Для этого мы продолжим развивать инфраструктуру Севморпути, строить транспортные подходы к арктическим портам. Особая роль в этой работе отводится руководителям наших «северных» субъектов Федерации. В этой связи сформируем в рамках Госсовета комиссию по развитию арктических регионов и Северному морскому пути.
В целом, прогнозируется, что к 2030 году объём перевозок по международным транспортным коридорам через территорию России вырастет в полтора раза по сравнению с 2021 годом, в первую очередь за счёт повышения конкурентоспособности этих маршрутов, их удобства для бизнеса, для перевозчиков.

Отдельный вопрос, важный как для экспортёров, так и для импортёров, – это развитие трансграничной платёжной инфраструктуры. Не секрет, конечно, что надёжность, доверие к западным платёжным системам основательно подорваны, причём самими западными странами. В этой связи отмечу, что в прошлом году доля расчётов за российский экспорт в так называемых «токсичных» валютах недружественных государств сократилась вдвое. При этом растёт доля рубля в экспортных и импортных операциях. Она приближается сегодня к 40 процентам.

С 2021-го по 2023 год доля рубля в расчётах за российский экспорт выросла почти в 3 раза, до 39 процентов. В три раза.

Вместе с зарубежными партнёрами будем наращивать применение национальных валют во внешнеторговых расчётах, повышать безопасность и эффективность таких операций. В том числе по линии БРИКС прорабатывается формирование независимой платёжной системы, не подверженной политическому давлению, злоупотреблениям и внешнему санкционному вмешательству.

Напомню в этой связи, что в текущем году к работе БРИКС присоединились новые участники: Саудовская Аравия, Иран, Объединённые Арабские Эмираты, Египет и Эфиопия. Таким образом доля нашего объединения в мировом ВВП выросла до 36 процентов, а в населении планеты – до 46 процентов. При этом БРИКС имеет большой потенциал для присоединения новых участников. И такое стремление заинтересованных партнёров к развитию контактов с БРИКС на разных континентах мы, конечно же, приветствуем и будем поддерживать.
Продолжим развивать отношения в рамках БРИКС не только в области экономики и финансов, но и в сфере безопасности, гуманитарного сотрудничества, в других отраслях. Будем действовать с учётом глобальных вызовов и объективных тенденций и, подчеркну, растущих возможностей национальных экономик.

  • В этой связи – о втором значимом структурном изменении. Это достижение нового качества и содержания экономического роста в России, изменение отраслевой структуры за счёт активной политики экономики предложения.

По итогам прошлого года, как вы знаете, рост ВВП России составил 3,6 процента, а за первый квартал текущего года – 5,4 процента. То есть наши темпы превышают среднемировые. Особенно важно, что такая динамика определяется, в первую очередь, несырьевыми отраслями.
В 2023 году, для справки тоже могу уточнить, рост был обеспечен на 45,5 процента базовыми отраслями, как я сказал. Что это? Обрабатывающие производства, строительство, логистика, связь, сельское хозяйство, обеспечение электроэнергией и другие жилищно-коммунальные услуги. На 61,6 процента – обеспечивающими отраслями. Это торговля, гостиницы и рестораны, финансы и другие услуги).

Мы поставили цель войти в четвёрку крупнейших экономик мира. Кстати, по некоторым данным, включая оценки Всемирного банка, буквально на той неделе мировой банк произвел дополнительные расчеты и поставил Россию на четвёртое место. Мы оказались впереди Японии.

Россия занимает четвертое место по размеру ВВП, по паритету покупательной способности. Как я уже сказал, опередив Японию. Но что хотел бы отметить. Дело, конечно, не в системах оценки и расчётов ВВП и даже не в формальном выходе на четвёртую строчку. Мы где-то рядом: Россия, Федеративная Республика Германия, Япония. Разница небольшая. Мы впереди, но разница небольшая. Но мы понимаем при этом, что лидерские позиции нужно постоянно подтверждать, усиливать. Другие страны тоже не стоят на месте. Нам важно обеспечивать стабильно высокие темпы и качество роста на долгосрочную перспективу. Вот в чем сегодня наша задача. И дело не только в рядом с нами стоящих по шкале экономик ФРГ либо Японии. Дело в том, что и другие страны не стоят на месте. Индонезия наступает на пятки всем. Население растет, экономика развивается. Мы никогда об этом не должны забывать.

Решение этой задачи требует укрепления финансового, технологического, кадрового суверенитета, наращивания производственных мощностей и повышения конкурентоспособности российской продукции, причём и на внешних рынках, и на нашем собственном, внутреннем рынке.

Результатом развития такой модели экономики предложения в том числе, должно стать снижение уровня импорта до 17 процентов ВВП к 2030 году. Динамика в принципе у нас хорошая. Смотрите: в 1999 году доля импорта России достигала 26 процентов ВВП, а в 2023-м она составила 19 процентов ВВП, или 32 триллиона рублей. То есть, как я сказал уже, динамика абсолютно понятная и положительная.

Подчеркну: удельный вес импорта должен сокращаться, конечно, не за счёт административных, заградительных барьеров, а благодаря собственным конкурентным производствам, готовым обеспечивать внутренние потребности в продукции обрабатывающей промышленности, сельского хозяйства, сферы услуг, АйТи, многих других отраслей.

Успешных примеров подобной стратегии можно назвать много. Так, например, в агропромышленном комплексе мы создали современную мясную отрасль. Её мощности за 15 лет выросли почти в два раза. Сегодня Россия занимает 4 место в мире по производству мяса и увеличивает поставки этой продукции на внешние рынки. Но, кстати сказать, по мясу Россия вышла на стопроцентную обеспеченность собственными продуктами. Потребление мяса в России в 2023 году, в прошлом году, обновило рекорд и превысило 80 килограммов на человека. Для сравнения, в мире в среднем это 42–43 килограмма на человека.

Хотел бы повторить: наша страна может и будет производить больше потребительских товаров, станков, оборудования, транспортных средств, лекарств и так далее. Для этого необходимо запускать новые проекты, создавать современные рабочие места, причем повсеместно – во всех регионах страны.

К 2030 году инвестиции в основной капитал должны прибавить 60 процентов в реальном выражении к уровню 2020 года. Мы здесь все люди грамотные, все специалисты понимают, что такое инвестиции в основной капитал, к чему это ведет, какие предпосылки создает для будущего развития в среднесрочной и более отдаленной перспективе.

За последние годы в целом, – хочу подчеркнуть, – в целом у нас все на этом важнейшем направлении получалось хорошо. В 2021 году план роста инвестиций был 4,5 процента, реально он составил 8,6 процента. В 2022 году план – 9,5 процента, реально – 15,9 процента. В 2023 году план – 15,1 процента, а на самом деле получилось 27,2 процента, то есть почти в два раза превышает план. Это хороший показатель.

Конечно, инвестиционную активность нужно обеспечить ресурсами. Уже говорил, что мы направим дополнительные средства на развитие промышленной ипотеки, почти в два раза увеличим Фонд развития промышленности.

Нарастим возможности и такого инструмента, как «Фабрика проектного финансирования» института развития ВЭБ России. С ее помощью уже реализуются проекты на сумму более двух триллионов рублей. Предлагаю последовательно увеличивать лимиты фонда. На первом этапе нарастим его до 600 миллиардов – это позволит дополнительно поддержать проекты реального сектора на сумму до шести триллионов рублей.

Важная задача – увеличивать объемы банковского кредитования проектов технологического суверенитета. Для этого будем донастраивать так называемую таксономи́ю подобных проектов, то есть систему приоритетов по поддержке и наращиванию инвестиций в ключевых отраслях и технологические проекты, направленные на структурные изменения в экономике. Будем увеличивать число проектов, которые охватит такая система, что позволит привлечь дополнительные ресурсы для их реализации.

Государство готово разделять риски с инвесторами. Так, уже заработал Фонд фондов перспективных промышленных и инфраструктурных проектов. Мы долго обсуждали его параметры: и в Правительстве шли споры, согласовывали это с предпринимательским сообществом – те, кто принимал в этом активное участие, знают и находят в этом зале.

Частные инвесторы активно вкладывают средства в российскую экономику вместе с российским Фондом прямых инвестиций. Это еще одно из направлений работы.

На рассмотрении в Государственной Думе находятся законопроекты, которые позволят расширить механизм государственно-частного партнерства на отрасли промышленности и космическую сферу. Прошу принять эти нормативные акты в ближайшее время.

И еще. Для поддержки инвестиционной активности, естественно, нужно развивать рынок капиталов, повышать его емкость, привлекательность для бизнеса, инвесторов и, конечно, уделять особое внимание сохранности и доходности средств граждан, вложенных в эти активы.

Сегодня в нашей стране почти 30 миллионов так называемых розничных инвесторов, это граждане. Общий объем их активов за год увеличился в 1,5 раза и составил более девяти триллионов рублей. При этом спрос на размещение акций российских компаний за это время стабильно превышал предложение.

Уже поставлена задача: к концу текущего десятилетия капитализация фондового рынка России должна увеличиться примерно вдвое и составить две трети валового внутреннего продукта.

Прошу Правительство совместно с Центральным банком предложить дополнительные меры, чтобы стимулировать выход компаний на биржу со своими ценными бумагами. В том числе надо подумать о компенсации затрат на первичное размещение акций для малых технологических компаний.

Это призыв к Министерству финансов, к Центральному банку. Издержки компаний, в том числе связанные с банковскими проводками, с размещением и так далее, нужно максимально сократить. И конечно, необходимо обеспечить приток на финансовый рынок так называемых длинных денег, включая долгосрочные сбережения граждан.

Напомню, что с 1 января текущего года запущена специальная программа поддержки добровольных долгосрочных накоплений граждан. Теперь они застрахованы и софинансируются государством и на них можно также получить налоговый вычет. Программа стартовала недавно и пока отстает от целевых показателей. Предлагаю ее донастроить, а именно: увеличить срок софинансирования сбережений граждан. Сейчас он составляет три года. Считаю правильным и обоснованным продлить его как минимум до десяти лет.

При этом прошу Правительство вместе с Центральным банком продумать дополнительные стимулы для бизнеса, чтобы работодатели также могли софинансировать накопления своих сотрудников в рамках этой программы. Сейчас – с учетом дефицита рабочей силы – это будет уместно и даже пойдет на пользу самим предприятиям, будет задерживать работников у себя.

Добавлю, что в текущем году будет введен новый инструмент – сберегательный сертификат. Он позволит гражданам размещать средства в банках на срок свыше трех лет и под больший процент, чем по обычным депозитам, хотя и сейчас депозит достаточно солидный, а наши ведущие финансовые учреждения еще и подгоняют эту планочку все повыше и повыше. Не знаю, это обосновано или нет, но для держателей депозитов это, конечно, в плюс, это понятно. Только не хотелось бы, чтобы Вы, Герман Оскарович [Греф], вместе с Андреем Леонидовичем [Костиным], как пылесос, высасывали все из других банков. Мы потом поговорим еще об этом.

С 1 января 2025 года будет запущено долевое страхование жизни граждан. В чем его смысл? Страховые взносы граждан смогут вкладываться в более доходные активы, в акции, приносить выгоду покупателю страховки. То есть здесь совмещается принцип классического страхования и инвестирования, и, чтобы дополнительно гарантировать возврат этих средств, предлагаю здесь, как и по долгосрочным сбережениям, предусмотреть государственное страхование на сумму 2 миллиона 800 тысяч рублей.

Далее. Сегодня в регионах действует механизм инвестиционного налогового вычета. Он позволяет компаниям, которые вкладываются в развитие, уменьшить налог на прибыль. С текущего года вычет привязан к проектам технологического суверенитета и структурной адаптации экономики. Это дает возможность управлять качеством инвестиций, стимулировать капитальные расходы на приоритетные направления.

Прошу Правительство сделать так, чтобы вычет можно было применять не только в рамках одной компании, но и группы компаний, а также предусмотреть дополнительные ресурсы на механизм финансирования, восполнения налогового вычета.

В этой связи напомню об уже принятом решении, а именно: регионы смогут направлять на покрытие своих выпадающих доходов из-за инвестиционного налогового вычета часть средств, высвободившихся после списания бюджетных кредитов. Минфин все-таки пошел на этот шаг. Думаю, он в современных условиях обоснован и поможет всем активным участникам экономической деятельности. Еще скажу об этом позднее. Кроме того, уверен, что регионы поддержат инвесторов и напрямую – за счет своих бюджетных возможностей, а они у регионов также растут.

Подчеркну: то, что сказал, касается инвестиционного налогового вычета в субъектах Федерации. В дополнение к нему будет введен федеральный вычет в рамках перенастройки налоговой системы, цель которой – стимулировать инвестиции бизнеса в развитие, добиться большей социальной справедливости и сократить неравенство между гражданами. В ближайшее время вместе с деловыми объединениями нужно определить такие параметры и объемы федерального инвестиционного вычета, чтобы он стал эффективным, широко востребованным инструментом.

Возвращаясь к работе субъектов Федерации по поддержке деловой активности, отмечу такой механизм, как региональный инвестиционный стандарт. Его задача – исходя из запросов и рекомендаций бизнеса – обеспечить единые принципы привлечения инвесторов на всей территории страны. То есть в каждом регионе сформировать универсальную инвестиционную экосистему, создать понятный алгоритм действий для бизнеса, для размещения производств.

Такие меры поддержки, конечно, доступны всем нам и востребованы. На сегодняшний день региональный инвестиционный стандарт внедрен во всех субъектах Федерации, обучены профильные специалисты, ответственные за взаимодействие с инвесторами.

Уважаемые коллеги! Друзья!

Хочу поблагодарить региональные команды и деловые объединения, Правительство за проделанную работу. Знаю, что есть предложение закрепить инвестиционный стандарт законодательно. Предлагаю Правительству обсудить эту тему с бизнес-сообществом и регионами.

При этом подчеркну: сейчас задача, что называется, раскрутить этот механизм, активно применять его на практике – вот в чем состоит наша цель на ближайшее время по этому направлению. А для тех команд, которые добьются здесь лучших результатов, считаю нужным предусмотреть и стимулирующие механизмы на уровне Правительства Российской Федерации.

Отмечу, что запуск регионального инвестиционного стандарта позволил многим субъектам Федерации сделать рывок в национальном рейтинге состояния инвестиционного климата. По традиции его итоги представлены на площадке нашего форума. Скажу о них немного подробнее.

За последний год, благодаря обмену опытом и тиражированию лидерских практик, свой интегральный индекс улучшили 74 региона России. Это гораздо больше, чем годом ранее. Среди регионов, показавших лучшую динамику, республики Бурятия, Мордовия, а также Липецкая, Рязанская, Архангельская области. Поздравляю коллег с достигнутыми результатами и желаю вам дальнейших успехов.

Добавлю, что мы будем совершенствовать и национальный рейтинг инвестиционного климата, в том числе обмениваться передовыми решениями в этой сфере с партнерами по БРИКС. Кроме того, на недавнем заседании Наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив договорились доработать методику рейтинга, взять за основу национальную модель целевых условий ведения бизнес. Это наш улучшенный и более объективный аналог международных рейтингов.

Уважаемые коллеги!

  • Третье важнейшее структурное изменение, которого мы добиваемся, – это новое качество рынка труда. Сегодня в России рекордно низкая безработица, в апреле она составила всего 2,6 процента. Что особенно важно: мы сократили ее так называемую структурную компоненту, то есть значительно снизилась молодежная безработица и безработица в тех регионах и населенных пунктах, где она была исторически высокой.

Еще 15–20 лет назад главный вопрос состоял в том, как найти работу, а сейчас – где найти кадры. В этих условиях важно перенастроить систему профессионального образования на запросы рынка труда, на подготовку современных, востребованных специалистов, создать возможности для работников, повышать свой профессиональный уровень в течение всей трудовой карьеры.

Для этого мы формируем прогноз кадровой потребности отечественной экономики. На его основе трансформируем и систему профессионального образования и развития. К концу текущего десятилетия на нашем рынке труда должна вырасти доля квалифицированной занятости, то есть специалистов, работающих на производствах с высокой добавленной стоимостью, а значит, и с большей заработной платой. Повторю: задача системы развития кадров – обеспечить такую трансформацию.

Большую роль здесь играет федеральный проект «Профессионалитет». Он уже позволил начать модернизацию материально-технической базы колледжей и техникумов, обновить образовательные программы для авиа- и судостроения, фармацевтики, электроники, оборонной и других отраслей. Для этих сфер до 2028 года предстоит подготовить порядка миллиона специалистов рабочих профессий. Мы об этом уже неоднократно говорили, просто хочу об этом напомнить сегодня.

Что касается высшей школы, то в ближайшие десять лет в России появится 40 университетских кампусов с передовыми условиями и возможностями для учебы, научной деятельности, проживания и работы студентов. Вновь подчеркну: будем оценивать работу вузов, университетов России, колледжей, техникумов по тому, насколько востребованы их выпускники, как растут их заработные платы.

При этом нашей экономике нужны не только молодые кадры, но и опытные, знающие специалисты, которые и сами компетентны в своем деле, и коллег могут многому научить, стать для них настоящими наставниками. В этой связи важно поддержать стремления людей, которые достигли пенсионного возраста, продолжать работу, приносить пользу. Их знания, навыки, компетенции – важный ресурс для экономики и социальной сферы.

О чем идет речь? Речь об уровне заработной платы работающих пенсионеров. Мы давно обсуждаем эту тему. Только что говорили на эту тему и на встрече с губернатором Петербурга [Александром Бегловым], прямо перед нашим заседанием.

Хочу сказать о решении, которое не раз поднималось и в ходе моих встреч с гражданами. Из-за финансовых, бюджетных ограничений в прошлые годы не проводилась индексация пенсий работающим пенсионерам. За это время вопрос, который касается миллионов наших граждан, что называется, назрел, и сегодня у нас есть ресурсы, чтобы начать его решение в интересах людей.

Предлагаю со следующего года возобновить индексацию пенсий работающим пенсионерам. (Аплодисменты.) С 1 февраля 2025 года и далее ежегодно пенсии будут повышаться не только тем, кто уже вышел на заслуженный отдых, но и тем, кто продолжает работать. Это будет действительно справедливо.

Прошу партию «Единая Россия» совместно с Правительством подготовить соответствующий законопроект и принять его в весеннюю сессию. Знаю, что и все другие фракции, представленные в парламенте, безусловно, это поддержат.

  • Далее. Четвертое структурное изменение прямо связано с повышением эффективности экономики. Такой показатель до конца текущего десятилетия определен в майском указе. С учетом демографических вызовов, с которыми мы столкнулись, объективного дефицита кадров важнейшее условие достижения высоких темпов экономического роста связано с повышением производительности труда. Это самый главный ресурс. 
Сегодня уже сказал о необходимости увеличения инвестиций и обновления наших предприятий. Важно обеспечить это на качественно новой технологической основе с широким применением автоматизации. Так, Россия за короткий срок должна войти в топ-25 стран мира по плотности роботизации. Это означает установку более 100 тысяч роботов, причем их производство нужно ускоренно развивать в нашей стране на собственной технологической базе и такая возможность, безусловно, у нас есть.

При этом также важно повышать эффективность действующего оборудования и технологических процессов. Ключевой инструмент здесь – распространение методов бережного производства. Такая работа идет в рамках профильного национального проекта. В нем уже приняли участие более 6 тысяч предприятий и свыше 120 тысяч специалистов.

Текущий год – заключительный для действующего национального проекта. Нужно продлить входящие в него федеральные проекты в рамках нового нацпроекта «Эффективная и конкурентоспособная экономика». Более того, предстоит расширить эту практику, чтобы к 2030 году вовлечь в проекты повышения производительности труда не менее 40 процентов средних и крупных предприятий базовых несырьевых отраслей экономики, а также все государственные и муниципальные организации социальной сферы. Для предприятий и компаний это будет означать наращивание выпуска продукции, повышение качества услуг, а для их работников – более комфортные условия труда и, конечно, увеличение заработных плат. Напомню, что на горизонте ближайших шести лет они должны прибавлять темпами выше, чем валовой внутренний продукт.

  • Пятое структурное изменение – это настоящая цифровая платформенная революция. В современных условиях производительность труда напрямую связана с цифровизацией, с использованием технологий искусственного интеллекта. К 2030 году нам предстоит сформировать цифровые платформы во всех ключевых отраслях экономики и социальной сферы. Эти задачи будут решаться в рамках нового нацпроекта «Экономика данных».

Добавлю, что в горизонте шести лет не менее 80 процентов российских организаций ключевых отраслей экономики должны перейти на отечественное программное обеспечение в производственных и управленческих процессах. Для поддержки IT-отрасли предусмотрим целый ряд мер, включая учет с повышенным коэффициентом расходов на отечественные цифровые решения при расчете налога на прибыль, а также установим пониженную ставку по налогу на прибыль в размере 5 процентов для российских IT-компаний. Она будет действовать до 2030 года включительно.

Прошу Правительство проработать дополнительные меры поддержки отечественных разработчиков программного обеспечения, в том числе определить уровень закупок компаний с госучастием у малых технологических компаний и стартапов. Повторю, это тот гарантированный уровень, ниже которого объем закупок опускаться не может. Мы уже применяем этот механизм, и он действует достаточно эффективно. Надо его продолжать, конечно.

И конечно, важно активно применять цифровые решения в строительстве и жилищно-коммунальной сфере, с их помощью сокращать сроки и стоимость проектов. Отмечу, что за последние пять лет за счет устранения административных барьеров и явно избыточных требований длительность инвестиционного строительного цикла уменьшилась почти вдвое. Не буду сейчас перечислять все, что сделано, сделано немало. Но есть еще, над чем поработать. Будем продолжать эту работу, чтобы в России строилось больше дорог, мостов, заводов и фабрик и, конечно, комфортного доступного жилья с высокими современными параметрами энерго- и ресурсоэффективности.

В этом плане сектор ЖКХ и дорожное строительство обладают колоссальным потенциалом, в том числе по использованию вторичных ресурсов, применению так называемых умных решений и «зеленых» стандартов на базе передовых технологий.

  • В этой связи шестое структурное изменение – форсированное, опережающее насыщение отраслей экономики современными технологиями и инновациями. Это, может, одно из ключевых направлений. За шесть лет мы планируем войти в десятку мировых лидеров по объему научных исследований и разработок. Внутренние затраты на эти цели должны увеличиться не менее чем до двух процентов ВВП.

В этой логике будет запущен ряд новых национальных проектов в сфере технологического суверенитета по таким ключевым направлениям, как средства производства и автоматизации, новые материалы, химия, перспективные космические сервисы, энергетические технологии и целый ряд других.

В этих проектах будет реализован целый спектр решений: от популяризации науки и подготовки кадров, поддержки научных разработок и налаживания серийного производства до формирования гарантированного спроса на высокотехнологичную продукцию. Особо отмечу, что в рамках проектов будут определены так называемые опорные колледжи, вузы и научно-исследовательские институты. Они должны стать основой для бурного роста новых отраслей в нашей стране.

Конечно, надо совершенствовать правовую базу для работы бизнеса, чтобы компании чувствовали себя уверенно, вкладывали средства в перспективные наукоемкие инициативы с большим горизонтом. Отмечу, что интеллектуальный творческий потенциал здесь у нас огромный, нам важно его в полной мере реализовать, и позитивные тенденции, конечно, обозначаются. Так, только за первые четыре месяца текущего года в России подано почти 8 тысяч заявок на изобретения и 3,5 тысячи заявок на полезные модели, прежде всего, по направлениям, критически важным для нашей страны, в сфере металлургии, энергетики, транспорта, двигателестроения.

Крайне важно обеспечить защиту интеллектуальной собственности наших разработчиков, а также коммерческую эффективность их решений, чтобы изобретения не ложились на полку, а проходили всю цепочку – от закупки до воплощения в конкретном продукте. В том числе надо предусмотреть возможность передачи патентов на научные разработки (так некоторые эксперты считают) от заказчика к их создателям, а также малым инновационным предприятиям и технологическим компаниям, которые знают, как коммерциализировать изобретения, и готовы это сделать. Но как человек с базовым юридическим образованием, конечно, понимаю, где здесь «засада», и нельзя допустить правового произвола. Если уж кто-то заплатил за определенное изобретение, он является собственником, это очевидно. Но нужно создать такой мягкий рыночный механизм использования этих изобретений с тем, чтобы они не валялись на полке. На эту тему мы, конечно, все вместе и в парламенте, и в Правительстве должны подумать.

  • В этой связи седьмое важнейшее структурное изменение – это трансформация усиления роли малого и среднего бизнеса в развитии экономики. Сегодня в нашей стране около 6,5 миллиона субъектов малого и среднего предпринимательства. Если 6 лет назад мы ставили цель увеличить численность занятых в этом секторе до 25 миллионов человек и казалось, что это очень сложно. Напомню, некоторые коллеги посмеивались, говорили, что это нереалистичная задача. Сегодня можно уверено сказать: эта цель достигнута и достигнута досрочно.

Наши предприниматели, в том числе молодое поколение, хорошо, уверенно набирают темп, занимают рынок, налаживают выпуск продукции, которая зачастую превосходит зарубежную по своим характеристикам.

Кроме того, российский бизнес понимает, что свидетельством качества, солидным экономическим активом становится собственный товарный знак. Растет количество таких заявок на одежду и обувь, программное обеспечение, в области фармацевтики, бытовой химии, парфюмерии и косметики, кондитерских изделий и так далее. В прошлом году подано более 143 тысяч заявок на товарные знаки – в два раза больше, чем в доковидном 2019 году.

Кстати, процесс регистрации товарного знака в России – один из самых удобных и быстрых в мире, он полностью оцифрован. Срок рассмотрения заявки – 4 месяца, а по ее итогам выдается электронное охранное свидетельство.

Что особенно важно, все чаще регистрируются самобытные региональные местные бренды. Это, безусловно, дань уважения культуре, традициям наших народов, свидетельство гордости предпринимателей за свою малую родину, за регион, где они ведут свое дело. И конечно, бизнес видит, что люди хотят покупать отечественный, произведенный именно в России товар.

Кстати, многие из региональных брендов относятся к так называемым креативным, творческим индустриям. Более половины субъектов Федерации уже системно содействуют их развитию. Прошу уже в весеннюю парламентскую сессию принять федеральный закон, который задаст четкую правовую базу креативной индустрии, а в дальнейшем позволит установить общие стандарты ее поддержки.

Мы будем создавать все условия, чтобы малые и средние компании в нашей стране росли еще быстрее, будем повышать эффективность действующих мер поддержки, а также в дополнение к ним предлагать новые.

Отмечу, что значительную роль в развитии начинающего, некрупного бизнеса играют так называемые маркетплейсы. Вместе с «Почтой России» они формируют современную инфраструктуру, своего рода кровеносную систему доставки отечественной продукции, позволяют компаниям даже в отдаленных городах и поселках получать доступ к большому рынку России и всего Евразийского экономического союза.

Прошу коллег в Правительстве обратить особое внимание на развитие таких товарных потоков при реализации обновленной стратегии «Почты России» и в целом при формировании национальных проектов.

Добавлю, что для помощи отечественному бизнесу в продвижении продукции запущен всероссийский конкурс «Знай наших». В текущем году число заявок на конкурс увеличилось в 2,5 раза, они поступили абсолютно из всех регионов Российской Федерации. Словом, конкурс растет, зарекомендовал себя как настоящий бизнес-лифт.

Важно, чтобы такие успешные практики активно применялись и на региональном уровне. Обращаю на это внимание своих коллег –губернаторов.

Еще один момент хотел отметить особо. Практически все участники конкурса и в целом многие отечественные предприниматели поддерживают военнослужащих и ветеранов специальной военной операции, их семьи, родных и близких наших героев, отправляют в подразделения свою продукцию, покупают вещи, технику, помогают госпиталям. Такое высокое понимание социальной миссии, ответственности, патриотизма в самом прямом и лучшем смысле этого слова, безусловно, очень ценно, заслуживает огромного уважения. Спасибо вам.

Уважаемые коллеги!

  • Следующее, восьмое важнейшее структурное изменение связано с раскрытием потенциала регионов России. Это новая география развития, создания точек роста в городах, поселках по всей территории страны, возможностей для людей не только в столицах, но и в малых городах, на селе приобрести профессию, найти хорошо оплачиваемую работу или вести свое дело, реализовать себя, жить, воспитывать детей в комфортных, современных условиях.

В следующем году будут запущены новые национальные проекты и государственные программы по развитию систем образования и здравоохранения, спорта, культуры, по повышению экологического благополучия наших городов и сел.

Для всех наших мер в социальной сфере и в демографии, для реализации федеральных и региональных программ, конечно же, нужна экономическая база. Она формируется на местах, в субъектах Федерации. Мы будем укреплять экономические возможности регионов.

В этой связи, в том числе в Правительстве, обсуждаются планы переноса головных структур наших крупнейших корпораций и госкомпаний в субъекты Федерации. Идея, безусловно, требует проработки, но заслуживает внимания и поддержки. Здесь есть позитивные примеры. Например, переезд компании «РусГидро» из Москвы в Красноярск.

И конечно, важно концентрировать ресурсы на перспективных точках роста. Именно такой подход предусмотрен в рамках мастер-планов для дальневосточных и арктических регионов. Мы договорились утвердить аналогичные программы, документы еще для 200 населенных пунктов. В их число войдут все региональные центры, а также города, играющие важную роль в укреплении технологического суверенитета России.

Для мощного, долгосрочного развития регионов важно устранять ограничения в энергетике, в транспортной системе, строить и ремонтировать дороги, инженерные и коммунальные сети. На реализацию таких проектов субъекты Федерации получают инфраструктурные бюджетные кредиты. Как уже говорил, со следующего года их объем будет увеличен.

Этот портфель будет расти не менее чем на 250 миллиардов рублей ежегодно, а в целом до конца 2030 года сумма выданных инфраструктурных бюджетных кредитов составит 2,5 триллиона рублей. Причем средства будут распределяться не только на основе лимитов для каждого субъекта Федерации, но и по итогам конкурса региональных и межрегиональных проектов.

Отмечу еще одно, уже принятое решение, которое поддержит региональные финансы. Мы начинаем списывать две трети ранее выданных бюджетных кредитов. Что важно: средства, которые освободятся, субъекты Федерации должны будут направить на поддержку инвестиций, включая создание индустриальных парков и инфраструктуры территорий опережающего развития, а также на инфраструктуру: на обновление систем ЖКХ, строительство дорог и мостов, модернизацию общественного транспорта и расселение аварийного жилья, на мероприятия мастер-планов и так далее. Прошу Правительство в диалоге с регионами в ближайшее время отработать все детали этого механизма.

Далее. Кроме расшивки узких мест в инфраструктуре, надо широко вовлекать в хозяйственный оборот неэффективно используемые земельные участки, например, с заброшенными и недостроенными зданиями, – а таких объектов десятки тысяч по всей стране. При должном подходе они будут служить людям, приносить прибыль бизнесу. По данным Генпрокуратуры, например, в России более 181 тысячи бесхозных и заброшенных зданий и сооружений. На учете не стоит более трети из них, а права зарегистрированы лишь на пятую часть.

Порой на заброшенных территориях находятся мусорные свалки. Как правило, они бесхозные, а у муниципалитетов нет денег на их ликвидацию. Предлагаю следующее решение. Если предприниматель готов ликвидировать такую свалку за свой счет, то можно подумать о том, чтобы бесплатно передавать ему соответствующий земельный участок в пользование или в собственность.

Прошу Правительство провести соответствующие консультации с субъектами Федерации. С некоторыми подумайте о том, что в распоряжении многих федеральных ведомств находится, а также в бесхозном состоянии, не используется. Нужно здесь проработать все детали и не нагородить, конечно, бюрократических барьеров, не допускать злоупотреблений или «увода» у городов и поселков земельных участков. Конечно, это нужно продумать, но точно совершенно нужно с этим что-то делать.

Уверен, эффективное решение этой проблемы не только улучшит городскую среду, сделает жизнь граждан более комфортной, но и прямо сработает на рост капитализации городских активов, привлечет малый и средний бизнес, девелоперов с интересными проектами жилой застройки.

В этой связи об ипотечном кредитовании два слова. Как вы знаете, мы продлили до 2030 года действие семейной ипотеки. Льготный кредит по ставке шесть процентов могут получить все российские семьи, где растут дети в возрасте до шести лет.

Предлагаю здесь дополнительные специальные решения в социальной сфере для семей, которые живут или хотят приобрести жилье в малых городах или в регионах, где пока объем жилищного строительства недостаточен. Здесь семьи с двумя детьми смогут воспользоваться семейной ипотекой под шесть процентов – независимо от возраста детей. Единственное условие: чтобы хотя бы один ребенок в семье был несовершеннолетним на момент оформления ипотеки.

И еще. Такие же льготные условия ипотеки будут действовать во всех регионах России для каждой семьи, которая хочет построить свой дом. Это особенно важно для больших, многодетных семей.

Прошу Правительство запустить эти программы уже с 1 июля текущего года.

Добавлю, что для улучшения облика городов мы продолжим всероссийский конкурс лучших проектов создания комфортной городской среды. Эта программа действительно популярна и у людей встречает хорошую обратную реакцию. Запустим также программу строительства и благоустройства набережных и парков.

Отдельным направлением станет реставрация и реконструкция объектов культурного и исторического наследия. К 2030 году по всей стране надо привести в порядок не менее тысячи таких объектов, дать им вторую жизнь, чтобы они служили людям, служили сбережению и укреплению нашей идентичности, украшали города и села, повышали их туристическую привлекательность.

Развитие внутреннего туризма – один из приоритетов нашей долгосрочной стратегии. За шесть лет доля туристической отрасли в валовом внутреннем продукте должна увеличиться до 5 процентов, а количество поездок по стране с размещением в гостиницах вырасти до 140 миллионов человек. Будем создавать комфортные и доступные условия для отдыха, включая строительство гостиниц и небольших кемпингов, горнолыжных курортов и парков развлечений.

Наши меры экономической и социальной политики должны быть не только эффективными, но и справедливыми. 

  • И в этом смысле следующий, девятый структурный сдвиг – снижение бедности, сокращение неравенства, рост доходов российских семей, что, в свою очередь, прямо влияет на качество жизни людей, на увеличение внутреннего спроса и емкости национального рынка. На решение этой задачи должны работать все инструменты, включая выплаты семьям с детьми, налоговые вычеты, социальные контракты.

И конечно, главный инструмент, о чем сегодня уже сказал, – это обеспечение опережающего роста заработных плат. Здесь добавлю важное решение, которое касается индексации минимального размера оплаты труда. Он уже превышает прожиточный минимум, как это определено в Конституции, и в дальнейшем мы завяжем его индексацию на общий рост зарплат в экономике.

Начиная со следующего года, будет установлено соотношение минимального размера оплаты труда с медианной зарплатой, которую получает большинство занятых в нашей экономике людей. В 2025 году МРОТ составит 48 процентов медианной зарплаты, таким образом он превысит 22 тысячи рублей в месяц, то есть вырастет еще примерно на 15 процентов. Затем соотношение с медианной зарплатой будет увеличиваться, чтобы, как и договаривались, к 2030 году МРОТ составлял не менее 35 тысяч рублей в месяц.

  • Наконец, десятое, интегральное по своей сути структурное изменение – повышение качества жизни российских семей. Об этом было подробно сказано в Послании Федеральному Собранию. Повторю: принципиальное значение здесь имеют все направления: поддержка рождаемости и многодетных семей, защита материнства и детства, повышение доступности системы долгосрочного ухода для пожилых людей и инвалидов, улучшение систем образования и здравоохранения, качество среды для жизни.

Результатом, проявлением государственных изменений должно стать увеличение продолжительности жизни, причем с акцентом на рост именно активной, здоровой жизни. Конечно, формирование равных возможностей для реализации потенциала подрастающих поколений для роста уровня жизни российских семей.

Уважаемые коллеги! Друзья!

Глобальная экономика вступила в эпоху серьезных, кардинальных перемен. Формируется многополярный мир с новыми центрами роста, инвестиционными и финансовыми связями между государствами и компаниями. Экономика России реагирует на эти вызовы и так же динамично меняется, обретает большую силу и устойчивость.

В огромной степени это заслуга наших рабочих, инженеров, управленцев и, конечно, предпринимателей, которые наращивают вложения в развитие своих компаний, предприятий, городов и регионов, выводят на первый план такие ценности, как ответственность, доверие, служение своему народу и своей стране.

Мы будем наращивать поддержку позитивных изменений в обществе и в экономике. Именно на этом – на достижении национальных целей развития – фокусируются наши долгосрочные системные планы по укреплению финансового, технологического, кадрового суверенитета нашей страны, по улучшению делового климата. И в этой работе мы открыты для самого широкого сотрудничества со всеми заинтересованными партнерами: с зарубежными компаниями, странами, интеграционными объединениями.

Я вас благодарю за долгое терпение и желаю вам успехов.

Спасибо большое.

С.Караганов: Спасибо большое, Владимир Владимирович, за яркую речь. Я думаю, что она вселяет бодрость в присутствующих, в слушающих нас по всей стране и в наших ребят, которые сражаются на фронте против очередной агрессии Запада. Это правильная речь.

А сейчас я с большим удовольствием предоставляю слово Луису Арсе, Президенту Боливии.

Прошу Вас, господин Арсе.

Л.Арсе (как переведено): Большое спасибо. Желаю всем доброго вечера.

Хотел бы поприветствовать моего уважаемого коллегу Президента России Владимира Путина. Благодарю за приглашение на этот важный форум.

Хотел бы поприветствовать Президента Зимбабве и нашего модератора, всех, кто присутствует сегодня в этом зале. Я хотел бы передать вам теплый привет от лица боливийского народа, который я с гордостью представляю здесь.

Хочу поблагодарить организаторов за гостеприимство и за прекрасное приглашение поучаствовать в этом крупном международном форуме в историческом городе на Неве, в Санкт-Петербурге, где произошла первая социалистическая революция в мире и годы спустя смогли нанести поражение фашизму. Блокада длилась три года, она была прорвана.

Я уверен, что мы все считаем, что сегодня мировой порядок переходит к более справедливому и сбалансированному состоянию, основываясь на многополярности, многосторонности. Конечно, мы ждем, что будут разные обсуждения перехода к новой многополярной модели мировой экономики, в которой, без всякого сомнения, мы сможем поучиться ценному опыту у российской экономики и увидеть, какая серьезная роль у нее будет в новом мире.

Этот обмен является очень важным для всех, в особенности для тех стран, которые здесь представлены и многие из которых стали жертвами модели экономики, которая разделена на центры и периферию.

Эта ситуация нас привела к тому, что мы являемся страной, которая производит и экспортирует лишь одну группу товаров, и привела к деиндустриализации. Поэтому боливийская экономика стала зависима и стала анклавом, стала рынком, который принимает импорт.

У нас сегодня есть большое количество шахтеров, тех, кто добывает полезные ископаемые и поставляет их на мировые рынки. Но государственное строительство в Боливии не могло изменить эту ситуацию, потому что неоколониализм разворачивал свои сети. И поэтому наше Правительство в рамках нового многонационального государства прислушалось к требованиям, отчаяниям нашего народа и начало процесс индустриализации для достижения национального суверенитета и освобождения.

Индустриализация и импортозамещение нашей страны является важной частью повестки дня начиная с XIX века, и мы должны завоевать подлинную экономическую независимость и политический суверенитет для того, чтобы достичь этой цели. Мы видим, что у нас есть большое количество вызовов, с которыми мы сталкиваемся.

Поэтому Боливия считает, что возможность присоединения к группе БРИКС является прекрасной перспективой для нашей страны, чтобы проводить трансформации, преобразования в нашей стране вместе с ускоренной индустриализацией.

Собравшись вместе, экономики этого успешного объединения смогли пошатнуть гегемонию Соединённых Штатов. Они являются надеждой на развитие сотрудничества и взаимодополняемость между странами.

Как мы знаем, сегодняшний мир отражает кризис капитализма со многими измерениями. Это финансовый кризис, климатический, энергетический, в области продуктов питания, водных ресурсов, макроэкономики, институтов. Мы видим это на примере международных организаций. Одной из характеристик этого кризиса с разными измерениями является то, что сегодня создан климат, который противоречит развитию мира.

Для противостояния этой международной обстановке и говоря о модели развития отличной от ортодоксальной, развиваем в Боливии нашу собственную модель экономики – коммунитарную производственную социально-экономическую модель. Это модель, которая отличается от того, что пытался нам насадить неолиберализм, потому что у нас очень серьёзные меры социальной защиты и поддержки.

Мы основываемся на наших базовых, фундаментальных ценностях, которые присущи коренному народу, и, конечно, делаем упор на производстве, которое является механизмом увеличения богатства. Эта модель была разработана исходя из характеристик, которые типичны для нашей боливийской экономики, для нашего общества. Она действует и работает активно.

Прежде всего эта модель основана на экономическом росте и развитии, она основана на использовании природных ресурсов во благо нашего боливийского народа. Это модель, которая ставит целью индустриализацию и увеличение объёмов производства.

С колониальных времён в Боливии находят огромное количество природных ресурсов. Можно, например, вспомнить Серро-Рико-де-Потоси. Это месторождение серебра, самое большое, крупное месторождение серебра, которое у нас было. Также у нас крупнейшие на планете запасы лития, месторождения золота, цинка, газа, серебра, меди, редкоземельных металлов и так далее. Все эти стратегические секторы нашей экономики помогут нам достичь лучших показателей в развитии, и они, конечно, служат целью распределения благ между членами общества, учитывая ту программу, которую проводят наши правительства, и упор на тех секторах экономики, которые повышают доходы нашего населения и дают рабочие места.

Этот процесс не только имеет целью более справедливое распределение доходов, снижение неравенства, которое очень характерно для многих стран. Мы также хотим инвестировать в другие секторы нашей экономики, диверсифицируя экономику, создавая рабочие места, повышая доходы и обеспечивая устойчивое развитие и рост с экономикой, основанной на широкой базе.

В нашем случае мы стремимся к импортозамещению, а также к привлечению турпотоков, развитию туризма, повышению производительности сельского хозяйства всегда в гармонии с матерью-землёй. Поэтому наша модель имеет целью диверсифицировать экономику на широком основании, повысить качество жизни нашего населения. И конечной целью всего этого процесса является, конечно же, ликвидация бедности и снижение неравенства.

Социально-экономическая модель развития в Боливии начала реализовываться с 2006 года. Мы достигли серьёзных экономических и социальных результатов, хороших результатов. Например, ВВП Боливии увеличился с 945 миллионов в 2006 году до 45 миллиардов 464 миллионов долларов в том году, ВВП на душу населения увеличился в 2023 году с 1037 долларов до 3736 долларов. В декабре того года у нас огромное количество занятых – более 6 миллионов, это самая большая занятость за всю историю, 75 процентов.

Мы смогли снизить бедность с 71 процента в 2005 году до 36 процентов в прошлом году, и крайняя бедность снизилась с 38 процентов в 2005 году до 11,9 процента в 2023 году, индекс Джини снизился с 0,6 до 0,43 в 2023 году. Таким образом, экономическая модель достигла серьёзных экономических успехов и социальных подвижек.

В этом контексте глобального экономического замедления и снижения темпов роста во многих развивающихся экономиках и растущей бедности, неравенстве во многих странах наша модель социально-экономического взаимодополняющего развития Боливии является альтернативой для развивающихся стран. Эта модель показала, что есть возможность стимулировать устойчивый рост, менее подверженный колебаниям, в отличие от тех стран, которые являются сторонниками свободного рынка.

Также наша модель развития боливийской экономики служит целью снижения неравенства и бедности благодаря распределительной политике и стабильности цен. Во всём остальном мире мы видим, что инфляция бьёт все рекорды.

Также, учитывая сложную экономическую ситуацию на международной арене, видим, что растут логистические издержки, процентные ставки на международном уровне. Мы видим, что это дестабилизирует ситуацию во многих странах. А у нас темпы роста в прошлом году составили 3,1 процента, это второй показатель в Южной Америке, выше прогнозов, которые давали международные организации.

Эта модель и её социально-экономические результаты являются доказательством того, что не может быть только одного единого видения развития экономики и общества. На нашей планете могут сосуществовать разные способы развития, и, конечно, всё это ответственность суверенных решений стран. Они принимают решения относительно своего экономического, политического устройства, и это и должно быть лейтмотивом во всём мире.

Мы видим, что наша модель является альтернативой неоколониализму, основанному на долларе, который хочет, чтобы экономики от него зависели, и подрывает многосторонность, насаживая одностороннее мироустройство. Экономика Боливии гарантирует социально-экономическую вовлечённость людей.

Мы уменьшили неравенство и смогли создать более однородное общество. Таким образом, доказана гипотеза, что страна может расти быстрее, когда доход распределяется равномернее по экономике.

И сегодня мы видим, что в рамках многостороннего, многополярного мира мы должны работать над ликвидацией неравенства. Это правда, что развивающиеся экономики пытаются усилить свой внутренний рынок, повысить доходы и снизить неравенство.

Но что отличает нашу близкую модель – это то, что мы смогли стать одной из самых динамично развивающихся экономик Латинской Америки за последние два десятилетия.

Ещё одним элементом многополярного мира является сотрудничество и обмен технологиями между странами. Например, те страны, которые пока ещё являются развивающимися, нуждаются в наращивании своего технологического потенциала. Мы вместе с Российской Федерацией разделяем озабоченность относительно того, что сегодня технологиям не дают служить человечеству. Они должны служить человечеству, а не компаниям, транснациональным корпорациям или отдельным странам.

Сегодня парадоксально, что развитие в самых бедных странах стоит дороже всего. Любой проект, стоимость инфраструктуры требуют увеличения сметы, для того чтобы обеспечить природоохранные нормы. И это насаждают нам развитые государства.

Мы видим, что нужно практиковать сотрудничество, обмен и трансферт технологий также в области здравоохранения. Это было очевидно, когда мир столкнулся с пандемией СOVID-19. Мы понимаем, что могут быть и новые патологии, новые заболевания в будущем. В то же время мы боремся за более здоровое общество, которое основано на ценностях наших тысячелетних традиционных культур. Это индейские культуры, которым чужды те принципы, которые стали сегодня повсеместно насаждаться в одностороннем мире капитализма.

Мы видим, что сегодня строится многополярный мир, и в нём мы должны распространять свои собственные валюты, для того чтобы проводить расчёты между странами. Нельзя допустить, чтобы какая-то одна страна стала мировым центральным банком и определяла денежно-кредитную политику во всём мире. Эти времена уже прошли, потому что сейчас новая структура экономики и финансов изменилась кардинально.

Также мы следим за социально-экономическим развитием на основе суверенитета государств, без вмешательства извне. Нужно уважать все народы, все нации и их суверенные решения по поводу использования своих природных ресурсов. Поэтому в Боливии делается ставка на многополярность, которая является частью исторической судьбы человечества.

Строительство многополярного мира, тем не менее, конечно, сталкивается с рисками и угрозами. Например, нужно гарантировать пищу населению, которое продолжает расти. Мы уже говорили о том, что одной из серьёзных проблем современного капитализма является продовольственный кризис, и решение этой проблемы нужно, безусловно, вести в рамках парадигмы многополярности. Нужно создать программы сотрудничества, которые имеют целью производство продуктов питания по всему миру. Для этого, вне всякого сомнения, нужно обмениваться технологиями, которые повысят производительность сельского хозяйства. Это должно быть также одним из оснований экономического развития многополярного мира.

Мы видим, что сегодня, к сожалению, во многих странах высокие показатели бедности, недоедание и нехватка общественных услуг. Мы видим, что большое количество денег направляется на гонку вооружений и строительство баз в других странах, которые не являются территорией тех стран, которые строят эти базы. Также мы считаем, что, как и Россия, как и страны БРИКС, мы обеспокоены угрозами гибридной войны во многих измерениях, которая вредит нашему развитию, индустриализации.

Мы видим сегодня, что есть олигархат, который служит чужим интересам, мы говорим об этом на конференциях, на академических конференциях и конференциях в области безопасности. Например, такой стратегический ресурс, как боливийский литий, может помочь индустриализации России, Китая и другим развивающимся странам. Угрозы стабильности нашему правительству, продолжению индустриализации и нашей модели развития экономики в Боливии могут привести к тому, что наш политический проект может быть свёрнут.

У нас огромное количество бесценных природных ресурсов, и мы хотим добывать эти ресурсы, принося как можно меньший вред окружающей среде и во благо человечества. Это, конечно, должно быть взаимовыгодное сотрудничество. Мы не должны сегодня видеть такие практики, как монопроизводство одной культуры или добычи одного какого-то элемента, минерала.

Мы говорим о том, что сегодня мы переходим к концепции многополярного мира и созданию новых блоков, таких как группа БРИКС. Нужно продвигать как можно скорее строительство таких альянсов, таких союзов, с тем чтобы продвигать цели этого форума. Они также совпадают с боливийскими национальными целями.

Мы должны объединить усилия и прийти к многополярному миру. Это дорога, которая гарантирует стабильность, мир, развитие и счастье наших народов в равновесии и гармонии с матерью-землёй. Мы должны жить хорошо на нашей планете.

Спасибо.

С.Караганов: Спасибо, господин Президент, за очень интересную и поучительную речь. Она ещё раз доказала, что наука экономика не является национальной наукой и вообще не является наукой – это искусство! И каждая страна должна выбирать свою собственную модель.

В этой связи у меня сразу вопрос к Владимиру Владимировичу.

Владимир Владимирович, может быть, решимся всё-таки и Вы поручите нам с участием таких экономистов, как Луис Арсе, выработать свою собственную модель. Мы что-то делаем – явно, но совершенно понятно, что мы ещё не определились, что мы делаем. Тем более мы начали сильно развивать военно-промышленный комплекс, и методом тыка у нас получается. Мы ведь, по-моему, не имеем мастер-плана.

Может быть, в рамках Экономического форума, рядом с ним создадим постоянно действующую структуру, которая будет использовать, во-первых, свои собственные мозги, конечно, в первую очередь мозги наших практиков? Потому что учёные-экономисты, к сожалению, в большинстве своём – я их знаю, я сам бывший экономист, хотя бывших, конечно, не бывает, – застряли в старой модели.

Владимир Владимирович, может быть, поручите нам, Петербургскому форуму, создать рабочую группу по выработке новой модели? Её, эту группу, можно собирать здесь – на полях форума, рядом с форумом. Мы, может быть, придумаем что-нибудь оригинальное для себя и поймём, куда мы идём.

В.Путин: Чувствую, что у нас будет не обсуждение, а дискуссия, потому что то, что Вы сказали, звучит обидно и для Правительства Российской Федерации и для других структур. Вы сказали: мы что-то делаем. Я битый час объяснял, что мы делаем. (Смех.) Думаю, Вы прикорнули немножко, хрюкнули, как говорят в народе, и ничего не слышали, что я говорил. Я целый час говорил, что мы будем делать, целая программа из десяти пунктов.

Поэтому мы не что-то делаем, а мы работаем над новой стратегией развития. Она у нас есть, мы целый год [её делали] – и делали не только сами, а вместе с теми мозгами, о которых Вы сказали, то есть с предпринимательским сообществом, с их объединениями на постоянных совещаниях, встречах. Мы ничего не делали келейно.

Вы предлагаете создать какие-то структуры. Они и есть у нас – это Правительство Российской Федерации, Центральный банк и часть Администрации Президента России.

Теперь по поводу того, чтобы создать в рамках Петербургского экономического форума, Вы сказали, рабочую группу, которая на полях форума могла бы что-то предпринять. Знаем известное выражение, знаем, кому оно принадлежит: хотите завалить дело – создайте рабочую группу.

Но я Вам должен признаться: у нас уже столько рабочих групп, уже не знаю, где мне председательствовать на этих рабочих группах. Когда приходит [информация] – какая-то очередная группа: надо, чтобы Вы её возглавили. Я говорю: хорошо, обязательно подумаю. А на полях здесь можно, но только летом, потому что зимой в Петербурге на полях холодно. (Смех.)

Но вообще, в принципе, Вы известны стране – и не только как экономист, а как политолог, причём яркий и на некоторых направлениях мысли достаточно энергично-агрессивный. Но всегда интересно послушать таких людей – говорю без лести, без всего. Более того, сознаюсь, что иногда даже читаю то, что Вы пишете и говорите. Поэтому мы не отказываемся – мы открыты для любых обсуждений, которые пойдут на пользу российской экономике.

С.Караганов: Хорошо, конечно, я соглашусь с моим Президентом, но только с одним уточнением: а мы какую модель вообще строим – мы знаем? Я бы назвал идеальной моделью для России авторитарный социальный капитализм, чтобы всё было понятно, куда мы идём. Потому что мы идём якобы правым путём, якобы раньше шли либеральным – не понимаю.

Конечно, Правительство что-то делает, и мы гордимся тем, что оно делает, слава тебе господи, начало делать. Но, между прочим, начало делать, только когда петух клюнул, потому что до того, пока петух не клюнул, ничего не происходило.

В.Путин: Петуха отправим в суп, не переживайте. Потому что он курочек не топчет! Зачем он нужен, этот петух?

А что касается модели, недавно говорил на встрече с руководителями мировых информационных агентств: мы должны смотреть, что в мире происходит. И о чём я сказал? Допустим, китайская модель экономики многими экспертами признаётся более эффективной, чем существовавшие до сих пор, в том числе и североамериканская, и европейская, – она более эффективна, это правда, примерно об этом Вы сейчас и сказали, – где сочетаются и элементы плановых начал, и рыночная экономика. Китайцам удалось это сделать – в их условиях, и я согласен с этой оценкой – так и есть, об этом говорят цифры роста экономики, это очевидная вещь. Но это для китайского общества, для китайской экономики эффективно.

Знаете, с чем соглашусь? Вы, когда характеризовали выступление моего коллеги, говорили о том, что экономика в известной степени – это наука, но и в известной степени это искусство. Наверное, так и есть. Ведь такие модели жёсткие, когда накладывается общая мерка на разные страны, находящиеся в разных условиях, на разном этапе своего развития. Голые схемы не работают или работают плохо – надо исходить всегда из реалий, исходить из реалий нашей страны. Причём здесь всё очень важно: и история, и культура наша, и внутреннее состояние общества, очень важно реальное развитие, что эффективно в нашем обществе работает, что нет.

Конечно, есть базовые вещи – мы учитываем эти базовые вещи. Петух там, не петух, но 3,4 или 3,6 [процента] роста [ВВП] у нас в прошлом году – до конца ещё не посчитано окончательно – это всё-таки показатель. А 5,4 [процента] в первом квартале этого года – тоже показатель. Но это всё-таки результат нашей общей работы: и Правительства, и бизнес-сообщества, в известной степени Центрального банка и Администрации Президента, – это результат нашей целенаправленной деятельности.

О том, что является основой нашей модели, только что говорил: мы этот остов создаём. Мы же постоянно принимаем какие-то решения, связанные с корректировкой нашей экономической модели.

С.Караганов: Я, как и любой гражданин России, рад тому, что последние два года в связи с операцией, которую мы ведём на фронтах, мы наконец занялись делом. До того мы немножко дрейфовали. Поэтому я и говорю о необходимости выработки достаточно чёткого понимания, куда мы идём. В принципе, мы ещё к этому вернёмся.

Давайте выслушаем сейчас господина Эммерсона Мнангагву. Прошу Вас, послушаем Ваш опыт. Страна ведь развивалась в тяжелейших условиях: вы под санкциями – сколько уже лет? Почти всё время своего существования. Тем не менее выжили и начали даже развиваться. Как Вам это удалось?

Э.Мнангагва (как переведено): Ваши Превосходительства! Господин Владимир Путин Президент Российской Федерации! Ваше Превосходительство Луис Арсе, Президент Многонационального Государства Боливия! Уважаемые гости! Дамы и господа!

Позвольте мне высказать свою искреннюю благодарность нашей принимающей стороне, нашему брату, дорогому коллеге господину Путину. Спасибо за Ваше гостеприимство. Спасибо, что создали эту платформу, чтобы мы могли обсуждать важнейшие вопросы, которые затрагивают нас всех в текущей глобальной ситуации.

Ваше Превосходительство, позвольте мне от имени народа, правительства Зимбабве и от себя лично поздравить Вас в очередной раз в связи с Вашим избранием в качестве Президента Российской Федерации. Ваша приверженность благополучию и процветанию вашего народа и защите независимости мира и безопасности, а также территориальной целостности Российской Федерации является беспрецедентной. Зимбабве уверена, что Ваше продолжающееся руководство ускорит достижения и процветание Вашей Родины – Российской Федерации.

Ваши Превосходительства!

К сожалению, это неприемлемо, однако коллективный Запад продолжает преследовать устремления гегемона, которые нарушают суверенное равенство государств, справедливость, которая воплощена в Уставе Организации Объединённых Наций.

Существует общий консенсус, что однополярный мир не имеет места в текущей глобальной политике и международных экономических отношениях. Реальность такова, что необходимо перераспределение власти между государствами, а также возникновение многочисленных центров экономического роста, инноваций и культурного влияния.

Мы признаём, что многополярный мир несёт с собой как возможности, так и трудности, с которыми сегодня сталкивается человечество. Старый геополитический глобальный порядок, который определялся несколькими избранными членами, привёл к постоянной маргинализации большинства из нас на глобальном Юге, и это более неприемлемо.

Ситуация, в которой некоторые западные государства пытаются диктовать нам, с кем нужно дружить, – мы также никогда не будем согласны с этим в Зимбабве. Продвижение и поощрение многополярного мира имеет больший потенциал для нас, для Африки и для развивающегося третьего мира, для того чтобы реализовывать сбалансированное, инклюзивное развитие, модернизацию и индустриализацию.

Мы в Зимбабве руководствуемся философией того, что мы дружим со всеми и ни с кем не враждуем. Мы убеждены, что взаимовыгодное сотрудничество, партнёрство и инвестиции вместе с взаимодополняемостью – это наиболее надёжное основание для многополярного мира и для формирования новых точек роста.

В этой связи мы приветствуем преображение глобального экономического уклада и геополитического ландшафта с помощью организации БРИКС и расширения этого объединения наряду с другими нарождающимися экономиками.

В этих усилиях роль Африки остаётся крайне важной не только исключительно как поставщика сырья, но и как надёжного глобального партнёра во всех направлениях гуманитарного и иного рода развития. Мы изучаем новые направления роста. Богатые недра Африки должны использоваться, для того чтобы продвигаться по пути устойчивого развития, укрепления благополучия и благосостояния.

Новые глобальные цепочки поставок требуют того, чтобы Африке оказывалась вся запрашиваемая поддержка в том, что касается её справедливой доли. Помимо этого необходимо расширять производственные мощности стран Африки. Это наиболее необходимо с точки зрения того, что Африка одарена колоссальными природными ресурсами, ценными материалами, большими территориями, пригодными для сельского хозяйства, а также значительным народонаселением, которому свойственен предпринимательский дух.

Африканская континентальная зона свободной торговли является ещё одним фактором развития в рамках взаимовыгодного многополярного, глобального миропорядка.

В случае Зимбабве мы призываем к устранению незаконных санкций, упомянутых вами, которые сдерживают наше экономическое развитие и продвижение вперёд. Это происходит на протяжении последних нескольких десятков лет.

В чём заключается наше преступление? Преступление народа Зимбабве заключается в том, что они потребовали возвращения им их законной земли, чтобы воссоединились жители Зимбабве и их древние земли.

Нам необходимо двигаться вперёд. Однако Зимбабве непросто добиться поставленных целей с учётом санкций, которые были против нас введены. Нам необходимы стратегические инвестиции в ключевые экономические отрасли. Это залог полного раскрытия нашего потенциала. Такие сектора включают инфраструктуру, образование, науку, сектора возобновляемых источников энергии, а также требуются меры по смягчению последствий изменений климата.

Ваши превосходительства, Зимбабве открыта к ведению бизнеса. Зимбабве приветствует инвестиции, партнёрство, сотрудничество во всех отраслях экономики.

Технологии и инновации служат катализатором роста, поскольку имеют возможность наводить мосты между странами, создавать новые отрасли экономики и добиваться коренных изменений в экономической системе.

Для того чтобы мы могли вывести нашу экономику на новый уровень, не требуется изобретать колесо. В результате мы вступаем в эпоху цифровой революции, делая вложения в науку, технологии, инновационные экосистемы, способствуя развитию образования на основе продвижения цифровой грамотности во всех государственных вузах.

Наше устремление заключается в том, чтобы вывести Зимбабве на новый уровень развития, превратив её к 2030 году в страну с уровнем дохода выше среднего. В этих целях мы используем партнёрство, инструменты взаимодействия и сотрудничества для воплощения этого видения в жизнь.

На уровне страны мы пытаемся задействовать наше стратегическое географическое положение. Мы находимся в центре Африки, южной её части. Мы имеем колоссальные запасы талантов, высококвалифицированных человеческих ресурсов, а также природных ресурсов. Мы готовы воспользоваться теми возможностями, которые открываются с учётом новых перспектив роста и наращивания торговли.

Мы также сердечно приглашаем наших братьев из Российской Федерации, инвесторов из Российской Федерации изучать многочисленные возможности для инвестирования в нашу страну – в Зимбабве.

Ваши Превосходительства, в многополярном мире солидарность и сотрудничество между странами являются императивом. Вызовы, с которыми мы сталкиваемся в области мира, безопасности, изменения климата, пандемии, экономического неравенства, в частности, требуют от нас коллективных мер на общемировом уровне, они требуют сотрудничества. Это должно лежать в основе нашего общего стремления к миру и развитию, такому развитию, в рамках которого никто нигде не останется за бортом.

В этой связи Зимбабве рассматривает Российскую Федерацию в качестве важного глобального союзника. Для того чтобы использовать возможности, открывающиеся в многополярном мире, необходимо сменить парадигму, найти новый подход к сотрудничеству. Синергетический эффект, инвестиции, партнёрство – это то, где мы должны работать, и Зимбабве готово внести свой вклад в эти преобразовательные процессы.

Мы вступаем на этот путь вместе, и давайте не будем на этом пути забывать о том, что сила кроется в единстве, в умении приспосабливаться, а также в инновациях. Работая сообща, мы можем выстроить многополярный мир, который будет характеризоваться большей справедливостью и инклюзивностью, который будет более процветающим на благо всех.

Зимбабве, несмотря на 25-летний режим санкций, введённых Западом за преступления, которые заключаются в том, что мы вернули свою землю себе, страдает от этих санкций. Эти санкции действуют в отношении Зимбабве на протяжении последних 25 лет, однако благодаря устойчивости, а также миру, который нам удалось водворить в нашей стране, ВВП Зимбабве растёт. В рамках второй республики с 2018 года мы в 2023 году сумели до 69 миллиардов долларов увеличить наш ВВП, опять же, несмотря на введённые против Зимбабве санкции.

Мы также, будучи народом, живущим под санкционным режимом, решили придерживаться следующей философии. Философия заключается в том, что страна строится, развивается и защищается своим собственным народом.

Мы страна небольшая, находящаяся в Южном полушарии, но при этом мы располагаем обширными сельскохозяйственными угодьями. В сельском хозяйстве наблюдается модернизация, механизация, благодаря этим процессам мы можем стать одним из важнейших факторов обеспечения продовольственной безопасности в нашем регионе. Мы надеемся, что, в частности, первый мир (так называемые развитые страны) помогут нам вывести нашу экономику, наше сельское хозяйство на новый уровень.

В заключение, Ваше Превосходительство, дорогой брат, Президент Путин, позвольте поблагодарить Вас от имени Правительства и народа Зимбабве, а также от себя лично за щедрый и своевременный дар, который Вы предоставили нашей стране в час нужды.

Ваше Превосходительство, я также признателен за то, что, в частности, были предоставлены суда для направления компанией Дмитрия Мазепина удобрений в Зимбабве. Это случилось как раз в самый подходящий момент для ведения сельского хозяйства в рамках тропического режима климата в нашей стране.

Мы отмечаем, что вы поддерживаете такие малые развивающиеся страны, как Зимбабве. Поддерживаем также вас в вашем предприятии по укреплению связей. Мы в Зимбабве рассматриваем вас в качестве дорогого, надёжного друга народа Зимбабве, который на протяжении последних 25 лет страдает от санкций, притом что перспектив снятия этих санкций пока не наблюдается.

Но, несмотря опять же на всё это, дорогой брат, наша экономика растёт. И более того, это самая быстрорастущая экономика в нашем регионе, несмотря на введённые Западом санкции.

По этой причине, видя демонстрацию вашей приверженности делу поддержки таких малых стран, как Зимбабве, могу сказать, что мы сумели добиться продовольственной безопасности благодаря опять же вашей поддержке в приобретении удобрений.

Позвольте от имени своей страны, от моего народа, а также лично от меня выразить огромную благодарность за вашу неизменную поддержку нашей стране, находящейся под санкциями. Я хочу сказать, что мы даже научились извлекать пользу из этих санкций, потому что укрепляемся сами и умудряемся выжить.

Спасибо большое.

С.Караганов: Спасибо большое, господин Президент.

Мы испытываем гордость за вас, но и испытываем гордость в какой-то степени и за себя, потому что мы помогаем вашему успеху в трудный час. Сейчас перейдем к формальному обсуждению.

Вообще, все государства развиваются на основе трёх основных факторов: фактора военной силы, фактора идей, духа, воли и, наконец, фактора экономики.

Долгие годы мы считали – вслед за одним президентом очень крупной страны, – что всё решает экономика. Помните, все повторяли: “It's the economy, stupid„ – «Это экономика, дурачок». Дурачок был тот человек, который это говорил, потому что реально все эти три фактора играют роль.

А сейчас, конечно же, в момент геостратегического перелома, на первый план выходит военная сила и сила духа, сила идей. Тем не менее экономика важна: без экономики не будет силы, а без экономики, без хлеба будет подорван дух народа. Мы это уже испытали на себе, в частности в 80-е годы. Поэтому всё-таки начнём с экономико-политических вопросов.

Владимир Владимирович, я обращаюсь к восьмому пункту Вашей программы, хотя Вы не сказали, куда мы идём, тем не менее все пункты замечательные. В восьмом пункте программы Вы говорили о территориальном развитии, но не назвали одного направления, которое мне кажется стратегически важным.

Мы завершили своё западное путешествие, оно очень было полезно, много нам принесло. Совершенно понятно, что в нынешних мировых обстоятельствах и в условиях долгой вражды с Западом – дай бог, она не перейдёт в совсем яростную форму, – но главное, из-за того что мы обратились к другому миру, который поднимается, нам нужно сдвигать центры своего духовного, экономического и частично политического развития к Сибири и Дальнему Востоку.

Когда-то Вы провозгласили «восточный поворот», но этот «восточный поворот» шёл только за счёт сначала Дальнего Востока, потом к нему присоединили Северный морской путь. На выступлении на нашем форуме в 2019 году Вы упомянули необходимость развития крупных научно-производственных центров в Центральной Сибири. Потом, конечно, у нас случился ковид, потом военная операция, и как-то эту историю забыли.

Может быть, вернёмся? Ведь нам действительно нужно сдвигать туда всю страну, «сибиризировать» Россию. Вы упомянули Минусинскую котловину. Может быть, будем там создавать новые индустриальные центры по глубочайшей переработке цветных металлов, по новой энергетике, особенно по новому энергетическому машиностроению? А поближе к Байкалу – центры по выработке всей лесохимии. Может быть, всё-таки разработаем новую стратегию развития всей Сибири – «сибиризации» России? Почему мы не решаемся на это? Был у нас, конечно, проектик развития Сибирского округа – я его изучал, насколько я знаю, он Вам тоже не понравился. Но развитие Сибири нужно, по-моему, обязательно начать как можно скорее, всей Сибири.

В.Путин: Согласен с Вами в том, что нам нужно развивать восточные регионы: и Западную Сибирь, и Восточную, и Дальний Восток.

Мы начали с того, что было наиболее не просто востребованным, а наиболее горячим, что ли, с точки зрения сохранения территорий и их развития – начали с Дальнего Востока. Потому что шла большая депопуляция, и мы не могли себе позволить, чтобы этот процесс продолжался. Надеюсь, что заметно, что сделано за последнее десятилетие, за последние десять лет по поводу развития Дальнего Востока. Сейчас не буду всего перечислять, но у нас достаточно большая программа.

То же самое касается и Сибири в целом, повторяю, и Западной, и Восточной. Западная Сибирь традиционно развивается ещё с советских времён, имея в виду те минеральные ресурсы, которыми пользуется вся страна до сих пор. Но постепенно эти центры экономического развития сдвигаются всё восточнее и севернее. Если раньше говорили, и известно, кто сказал, что Россия будет прирастать Сибирью, то теперь можно сказать, что Россия будет прирастать и Арктикой, потому что основные минеральные ресурсы у нас там – так получается. Они ещё сложны и дорогостоящи по разработке, но тем не менее это очень большие перспективы.

А на самом деле мы так и делаем. Сейчас только говорил о развитии Восточного полигона железной дороги. Но мы же начали эту работу давно. Вообще, Россия когда начала эту работу, Транссиб когда прокладывался? Ещё перед Русско-японской войной. А потом и БАМ – в советское время. И мы уже в новейшей истории тоже ставили перед собой цели развития этого направления.

Мы допустили некоторые просчёты в работе – думали, что не будет такой загрузки, Правительство так считало, поэтому немножко сдвинуло вправо развитие Восточного полигона. Но тем не менее оно было, оно продолжалось, может быть, не в тех объёмах, которые мы первоначально планировали. Мы, конечно, будем это делать.

Но в современных условиях это нельзя сделать так, как это делали в советское время. И даже нельзя делать так, как это делали при Столыпине. Столыпин просто раздал землю. Почему? Потому что тогда главным средством производства была земля, а теперь главное средство производства – мозги. Нам нужно развивать технологии, строить университеты и готовить соответствующие кадры. И это мы тоже делаем.

Когда говорил о кампусах в 40 университетах, когда говорил о развитии науки, образования, когда говорил о необходимости использования роботизации, искусственного интеллекта, это в значительной степени будет развиваться как раз в Сибири. Мы так и делаем и будем переносить туда соответствующие наши крупные компании. Тоже, к сожалению, нельзя сделать это совсем чисто административным способом.

Упоминал о компании, которая и так работает в Сибири, – «РусГидро». Это одна из крупнейших, если не крупнейшая, гидроэнергетических компаний мира. Более того, я, когда назначал руководителя компании, сказал ему: «При условии, что переедешь в Сибирь, что штаб-квартира переедет в Красноярск. Согласен?» Он говорит: «Согласен» – «Семья с тобой поедет?» – «Поедет».

Вы знаете, это же не просто построить здание, надо ведь специалистов набрать. Он готов был сразу уехать. Но набрать специалистов – непростая история. На месте надо набрать. Кто-то хочет переезжать, кто-то не хочет, кого-то невозможно потерять. Это процесс, и этот процесс должен быть органичным. Но это, безусловно, цель – здесь я с Вами полностью согласен. Постепенно надо туда двигаться. Имею в виду, что центры мирового развития там, и, конечно, нужно быть ближе к этим центрам.

Когда-то Петр I прорубал окно в Европу – почему? Да потому что основное развитие там было – это понятно, центры развития были там. Центры мирового развития сегодня смещаются в Азию – это без всяких сомнений. И, конечно, надо быть ближе к этим центрам развития. Вы правы.

С.Караганов: У меня быстрый вопрос, который я готовил давно. Пётр Алексеевич вошёл в историю, прорубив окно в Европу для усиления России. Тогда это был самый перспективный рынок. А почему бы нам не сделать третью столицу и стоять наконец на трёх ногах? Там, около одного из крупных городов – туда потянутся молодые люди, по-настоящему энергичные, обновятся элиты. Туда Вашим приказом можно перевести несколько министерств. Вы только что сказали, что [переносить] административным ресурсом, конечно, нельзя – но можно. Многие компании, если им прикажут своими высокими зарплатами, туда и приедут. Если Вы решите.

Не хотите повторить подвиг Петра Алексеевича? У него удачно получилось.

В.Путин: Пётр Алексеевич – историческая личность. Он был царём всея Руси, а потом императором. Это были другие условия, это было другое состояние общества, это были другие целеполагания.

В современном мире нужно применять такие средства, которые будут эффективно работать сегодня. И как бы мы ни были по нашей ментальности близки к быстрым принятиям решений административного характера, всё-таки нужно думать о том, что будет из того, что мы будем в явочном, приказном порядке предлагать обществу.

На мой взгляд, сегодня нужно прежде всего заинтересовывать в движении вперёд. И если мы будем создавать условия для развития, то тогда центры экономической активности автоматом будут туда смещаться.

Например, мы говорили про Дальний Восток. Много лет назад я приехал на судостроительное предприятие под Владивостоком. Оно находилось в состоянии полураспада. Я сказал: вы знаете, здесь мы не просто восстановим, а будем создавать и новые компетенции, новые корабли будем строить. Надо было посмотреть на людей, которые меня окружали: рабочие, инженеры, – очень скептически к этому отнеслись. Скажу вам, что это требовало огромных усилий – создавать тот кластер, который сейчас там создаётся.

Потому что дело не только в деньгах, которые постоянно разворовывали, – я, к сожалению, должен в этом признаться. Мы дважды или трижды подходили к снаряду. В конце концов сегодняшний руководитель компании «Роснефть», Сечин Игорь Иванович, взялся и создал там большое крупнотоннажное судостроение – огромное предприятие. Но это потребовало огромных усилий, непросто всё это делать.

Это к чему? К тому, что кадры там появились. Поскольку высокие зарплаты – люди начали туда переезжать. Уровень заработной платы повысился, технологической культуры, возникло сотрудничество со странами региона по этому направлению деятельности.

Сейчас руководством судостроительной отрасли у нас занимается ВТБ и господин Костин, который сидит напротив меня. Мне очень приятно, что он так схватился за это, будто никогда не был финансистом, будто всё время занимался судостроением. Но я к чему? К тому, что мы сейчас думаем, где построить ещё одно предприятие. Тоже, видимо, где-то на берегу океана либо близко к этому.

Таким естественным – в данном случае, уж извините, боюсь нанести травму Вашему имперскому сознанию, – рыночным способом нужно это сделать. И в этом случае нас ждёт успех. Конечно, это сложная работа, но зато она будет основательной.

Когда я говорил про Столыпина, – да, это всё было в явочном порядке, это мы помним там всё, что с этим связано, и «столыпинские галстуки» и так далее, – но тогда это было главным средством производства, и была экономическая целесообразность сделать так, как Столыпин предлагал: раздать основное средство производства людям, создать для них условия, и тогда это работало. Сейчас просто в приказном порядке… Думаю, то, что я предложил, будет более основательно, и на этом пути нас ждёт успех.

А в целом Вы правы абсолютно. Конечно, надо двигаться в этом направлении.

С.Караганов: Владимир Владимирович, я не больший империалист, чем Вы, мне кажется, просто жёстче выступаю за это. Но я знаю одно, мы изучали этот вопрос, что те страны, которые перенесли свои столицы, вернее, перенесли и создали новые столицы, неизбежно, неизменно получали гигантский экономический рывок в этих странах. Это точно всегда, мы это знаем. Так что надо об этом помнить, и про третью столицу, мне кажется, всё-таки забывать не надо, возможность такая существует.

В.Путин: Хорошо, спасибо большое.

С.Караганов: Давайте перейдём сейчас к более широкому вопросу. Мы видим, что сейчас рушится старая мировая экономическая система. Рушится она по многим причинам. Одна из главных причин – это то, что сначала Советский Союз, а потом Россия выбила из-под неё её основание, из 500-летнего господства Запада в мировой экономике, политике и культуре, его военное превосходство. Потом мы начали выбивать, система поехала, чуть-чуть постояла, потом мы провалились, а теперь восстали и снова начали выбивать это превосходство, система посыпалась. Она будет сыпаться бесконечно и довольно долго. Это хорошо, но это и плохо, потому что новых регулирующих механизмов практически не возникает. Нет мастер-плана относительно того, что делать.

Наши китайские друзья что-то рисуют очень широкими мазками, ещё кто-то что-то делает. А вы не подумали о том, что Россия может взять на себя инициативу создания мастер-плана новой мировой экономической системы, собирая к себе мозги из новых стран, может, через какое-то время приедут и хорошие мозги из старых стран. Создать, допустим, в Петербурге, рядом с Форумом, на месте Форума, мозговой центр, который будет создавать новую мировую экономическую и финансовую систему, её контуры.

Бреттон-Вудс умер, или практически умер. Может быть, создадим «Петербургскую систему»? Нас не будут бояться, между прочим, как китайцев. Если китайцы займутся этим, их все будут бояться, и индусы не подойдут. К нам подойдут и китайцы, и индусы. Мы видим, что и наши африканские друзья с удовольствием будут участвовать. Я думаю, что и латиноамериканские будут совместно с нами работать, и мы сможем использовать их опыт в том числе и для нашего внутреннего строительства. Может быть, возьмёмся за такую работу? Это не империалистическая идея. (Смех.)

В.Путин: Они хотят создавать такую систему. (Смех.)

Смотрите, Бреттон-Вудская система давно умерла, в 1976 году. На её смену пришла Ямайская система.

Бреттон-Вудская система была основана на золотом эквиваленте. В 1976 году (рядышком ещё принимались решения) Соединённые Штаты приняли решение отойти от золотого эквивалента, и была создана Ямайская система, которая отстегнула доллар от золота. Что является основой этой Ямайской системы, действующей до сих пор? Доверие американской экономике.

Смотрите, что происходит на сегодняшний день в реалиях: никакого другого залога, что называется, кроме доверия к американской экономике, в сегодняшней мировой финансовой системе не существует.

Конечно, Соединённые Штаты эксплуатируют своё монопольное положение на мировом финансовом рынке, на этой эксплуатации они серьёзно зарабатывают. По данным, которые есть в открытом доступе, Соединённые Штаты условно задолжали мировой экономике 54,3 триллиона долларов.

Из чего складывается эта цифра? 12,6 триллиона долларов – это то, что держат физические лица на своих банковских счетах и просто в карманах, под матрасом, как у нас говорят, вне границ Соединённых Штатов. Плюс ещё 10 триллионов взято американскими компаниями. И это 22,6 триллиона, которые ничем не обеспечены, ничем, кроме доверия к американской экономике. Оставшееся от 54,3 – это то, что граждане других стран вложили в американские компании, и их вложения в американские компании обеспечены надёжностью этих компаний и их стоимостью. Их надёжность зависит тоже от американской экономической системы в конечном счёте.

Что происходит в этой связи в мире? Объёмы американской экономики сокращаются, а их фундаментальные основания время от времени потрескивают, имею в виду не только их долг, который зашкаливает, но и то, что они не всегда справляются с заданными для себя целями по инфляции. У них заданные цели по инфляции в 2 процента, а они вылетают, как совсем недавно было, в период пандемии, за 7,8 процента, что подрывает доверие к американской экономике.

Чем же она обеспечена, если она ещё и сокращается? Ничем. И это проблема. Это безусловная проблема для всех держателей долларовой массы.

От того, что она сокращается, её доля в структуре мировой экономики сокращается, это абсолютно естественное движение к созданию многополярности в мировой экономике и в мировых финансах.

Мы, конечно, можем придумывать всякие системы, но значение той или иной валюты зависит от значения экономики, которую она регулирует.

Поэтому мы сейчас что делаем? Мы с нашими партнёрами по БРИКС выстраиваем эту совместную работу, и роль России здесь, конечно, может быть заметной. Мы создали Новый банк, мы свои валютные инструменты создаём. Весь мир, ну, не весь мир, но значительная часть участников международной экономической активности, деятельности переходит на расчёты в национальных валютах. У нас, например, с Китаем, я уже говорил об этом, 90 процентов нашего торгового оборота регулируется в юанях и в рублях. На постсоветском пространстве доля рубля уже тоже к 70 процентам приближается, то есть наша роль здесь значительна. Но мы должны делать это вместе, так будет более основательно.

А что делают сегодня американские финансовые власти? Мы вчера с некоторыми коллегами обсуждали допоздна нашу сегодняшнюю сессию, возможные темы и пришли к выводу, что американские власти, как в Англии луддиты, они ломали то оборудование, на котором работали. Сегодняшние американские власти ломают свои «инструменты величия». Доллар – это один из немногих инструментов сегодняшнего величия Соединённых Штатов. Они своими руками подталкивают отход участников мировой экономической деятельности от доллара. Это и так будет происходить в силу сокращения объёмов американской экономики, но своими действиями они ускоряют этот процесс.

Естественно, появляются новые инструменты. Финансовые инструменты центральных банков, например, о которых мы говорим в рамках БРИКС.

Есть и другие соображения. Сейчас наш коллега из Зимбабве говорил о привлечении инвестиций. Да, правильно, это можно сделать, и не только по отношению к Зимбабве, это можно делать по отношению к другим странам Африки, это можно делать по отношению к странам Южной Азии и вообще Азии, по отношению к быстроразвивающимся странам. Но нужны такие инструменты, которые бы гарантировали эти вложения и их отдачу. На чём это может быть основано, если не на золоте? На качестве предлагаемых инвестиционных проектов. Если мы обеспечим качество – качество и стабильность политических режимов, – а это мы должны будем делать совместно, тогда можно разработать такую систему расчётов, которая будет практически лишена волатильности, не будет волатильной, не будет подвержена инфляции. Это всё можно сделать. Мы обсуждали это с моим другом и коллегой Председателем Си Цзиньпином во время моей поездки, мы будем говорить об этом с другими лидерами стран БРИКС. Это очень важное направление совместной работы.

С.Караганов: Это радостно. Но подумайте всё-таки, мы немножечко задерживаемся. Мы уже говорим, например, о корзине валют лет восемь-девять, условно говоря, евроазиатской или бриксовской. А движения таки нету. Потому что там всюду, как Вы знаете, конкуренция внутри.

В.Путин: Ну, таки есть. (Смех.)

С.Караганов: Ну, таки медленно идёт.

В.Путин: Расчёты в национальных валютах-то идут.

С.Караганов: Я говорю про создание СДР. Ну, неважно.

Я думаю, если всё-таки мы возьмём какое-то не лидерство, но по крайней мере сможем организовать серьёзную работу, мы поможем всем нам, поможем в первую очередь, конечно, нашим малым странам. Я почти уверен, что господин Арсе и господин Мнангагва согласятся, что, если Россия начнёт предлагать конкретные решения, они присоединятся к этой работе.

В.Путин: Вы правы, надо ускоряться.

С.Караганов: От их советов выиграем мы все.

В.Путин: Здесь Вы правы, ускоряться нужно. Согласен.

С.Караганов: Хорошо. Тогда у меня ещё один экономический вопрос.

Сейчас у нас идёт быстрый рост военных расходов и военной экономики. Это отрадно, потому что мы возвращаемся к себе. Россия, по выражению одного яркого питерского историка, росла и развивалась как военная организация русского народа. Когда мы об этом забыли, мы посыпались.

Сейчас мы усиливаемся, тем более этого требуют и обстоятельства, но есть проблема, которую надо заранее продумать. Сейчас у нас восемь процентов ВНП идёт на оборону. Это во много раз меньше, чем – Вы говорили, 13 процентов – в Советском Союзе. В Советском Союзе мы не знаем, сколько тратили, поскольку общей не было сводной цифры о военных расходах. Но кроме этого мы тратили огромные деньги на поддержку соцстран, огромные деньги на поддержку стран с соцориентацией. Поэтому, конечно, там на качество, то есть не на качество, но сильно был больше внешнеполитический и военный бюджет страны.

Тем не менее сравнение с Советским Союзом тревожит. Рано или поздно мы должны эту войну выиграть, чем раньше, тем лучше, с моей точки зрения, максимум два года самыми решительными мерами, об этом поговорим позже. А у нас готовятся планы конверсии уже сейчас конкретно с предприятиями, с людьми, которые ответственны, с бизнес-планами. Я помню чудовищный опыт начала 90-х годов, когда мы влипли в эту ситуацию, когда мы растранжирили высокотехнологичные отрасли, выкинули на улицу или вообще неизвестно куда миллионы золотых рабочих рук и миллионы мозгов.

Мы готовим сейчас уже планы частичной конверсии, чтобы они были уже просто готовы, как только мы начнём сокращать военное производство?

В.Путин: Мы в 90-е годы не просто растранжирили этот потенциал, мы его уничтожили.

С.Караганов: Конечно.

В.Путин: И я очень хорошо это знаю и помню, потому что работал здесь, в Петербурге. Здесь 70 процентов экономики города было представлено оборонными отраслями производства, всё уничтожили, ну, почти что. Но, конечно, нам пришлось с начала 2000-х годов работать на воссоздание, причём многое удалось сделать на современной технологической базе. Но мы всегда исходили из того, что нужно будет думать о конверсии. Даже не просто о конверсии, нужно думать о том, чтобы эти производства развивались современным способом.

Что я имею в виду? Во всём мире те компании, которые производят специальную технику и вооружение, одновременно производят и гражданскую продукцию. Это совмещение двух направлений даёт очень хороший синергетический эффект по привлечению не только инвестиций, но и по привлечению высоких технологий. В целом у нас это получается.

У нас есть план соответствующий. Он постоянно действует и исполняется. Если, скажем, в позапрошлом году у нас уровень выпуска предприятиями оборонно-промышленного комплекса гражданской продукции составлял где-то 25,1 процента, по-моему, то в прошлом году это уже было почти 30 процентов, 29 с хвостиком. Так что этот процесс у нас постоянно идёт.

Мы, конечно, обязательно должны думать о том, чтобы наши военные расходы соответствовали потребностям сегодняшнего дня, уровню развития нашей экономики, потому что мы не можем паразитировать на ком бы то ни было, как это делают, скажем, в Соединённых Штатах.

У них уровень дефицита текущего счёта торгового баланса – триллион долларов в год. Это что такое? Здесь всем людям, думаю, будет понятно, о чём я говорю. Это и есть неоколониализм в его современном издании. Используя монопольное положение доллара, Соединённые Штаты потребляют на триллион долларов в год больше, чем производят. Выкачивают эти ресурсы из других стран.

Мы вспоминали сейчас о периоде пандемии. Ведь что было сделано? Я сейчас уже не помню, сколько они напечатали в Штатах, по-моему, где-то пять с небольшим триллионов долларов. Кстати, в Европе где-то 3,4 триллиона евро напечатали. Что сделали дальше? Раздали внутри страны эти бумажки, а потом начали скупать на мировом продовольственном рынке продовольственные товары. Как пылесосом, смели всё к себе, и впервые за многие годы они стали не экспортёрами, а стали нетто-покупателями, импортёрами продовольственной продукции. И сразу продовольственная инфляция во всём мире подскочила.

Но мы так себя вести не можем, у нас нет такой монополии на мировую валюту, как на доллар в США. И мы не ведём себя, и никогда не вели себя, как колониалисты или неоколониалисты. В данном случае мы должны, конечно, опираться на возможности экономики, оценивать её реалистично, мы так и делаем. И с целью сбалансировать сегодня ситуацию в промышленности и в реальном секторе экономики и на будущее мы, конечно, думаем о диверсификации. Так всё и происходит.

С.Караганов: Задам ещё один вопрос по экономике, потому что знаю, что этот вопрос очень волнует значительную часть аудитории, меня – в меньшей степени, но тем не менее я чувствую эти флюиды.

Сейчас частично идёт национализация. Говорят, что она идёт в том числе для исправления тех чудовищных ошибок или чего бы то ни было, которые были сделаны во время приватизации. Те реформы действительно были глупые: мы создавали капитализм без защиты частной собственности. Это причина глубочайшей коррупции, поскольку собственность можно было защищать, либо идя к государству, а это коррупция, либо к бандитам, либо вообще вывозя за границу.

Сейчас идёт обратная коррекция – деприватизация, но где её пределы? Может быть, всё-таки определим их? Потому что, если говорить о том, что мы исправляем те ошибки, которые были сделаны в 90-е годы, то там были все ошибки, потому что мы делали всё нелегально и в каждом случае это было сделано нелегально и с нарушениями.

Я был участником экономических процессов в те годы, был вынужден заниматься ими, потому что наука не давала ничего – я должен был содержать институты. Поэтому знаю, что там творилось в этот момент. Поэтому можно сейчас всех, в принципе, деприватизировать.

Но это же подорвёт основу нашего успеха. Мы увидели, как сейчас частный капитал, в том числе в наших тяжёлых военных условиях, гибко заполняет новые ниши, быстро это делает, создаёт нам гораздо более гибкую экономику, чем она была бы, если бы она была чисто государственной.

Может быть, где-нибудь остановимся? Объявим, допустим, что неиспользуемые недра забираем государству, запрещаем вывоз капитала и объявляем собственность священной – после какого-то предела. И KPI губернаторов и всех руководителей, извините за англицизм, будет основываться на уровне защиты частной собственности.

В.Путин: Что касается недр, они и так являются собственностью государства. Так оно и есть, и так всё это существует: недра передаются в пользование, в распоряжение нашим компаниям и так далее, но это собственность государства. Это первое.

Второе. Вы сказали о неправильной, ошибочной либо преступной приватизации 90-х годов. Вы знаете, как бы это ни было больно для очень многих в стране, но всё-таки я бы даже не употреблял этих эпитетов. Почему? Потому что не думаю, что это целенаправленно делалось с какими-то криминальными целями. Да, во многом это было ошибочно – это было основано на мнении экономистов с мировым именем, в том числе и русского происхождения, которые говорили о том, что нужно приватизировать всё что угодно, как можно быстрее и не важно за что – хоть за один доллар. Главное, чтобы это оказалось в руках эффективных собственников, которым государство быть не может.

Жизнь показала, что в нашей стране и в тех условиях, в которых мы жили и живём сейчас, всё-таки это, мягко говоря, неточный подход для получения максимального результата и максимальной эффективности. Оказалось, что государство может быть всё-таки эффективным собственником и во многих случаях это демонстрирует, особенно в таких отраслях, которые связаны с большими вложениями, с большими инвестициями.

На тот период времени ни у кого не было инвестиций-то. И тогда возникали всякие жульнические схемы, когда в ходе этой лжеприватизации, а на самом деле хищения государственного имущества, брали деньги у государственных банков, платили втридёшева за какой-то актив, а потом от работы этого актива возвращали или даже не возвращали взятые у госбанков кредиты. Это хищение.

Поэтому, конечно, когда речь идёт пусть о неправильных с экономической точки зрения, но всё-таки легальных решениях, связанных с приватизацией, я бы это вообще не трогал. Прокуратура занимается только вопросами, связанными с криминальным характером приватизации госимущества.

Но Вы правы, конечно, в том, что здесь должны быть какие-то здравые ограничительные линии, и мы об этом с представителями бизнеса говорим, обсуждаем. Я вообще сторонник того, чтобы принять соответствующее решение даже не на уровне указа Президента либо постановления Правительства, а на уровне закона. Мы сейчас с коллегами из бизнеса думаем об этом совместно, и думаю, что найдём это решение.

С.Караганов: Спасибо.

Перейдём к более политическим вопросам. Вы всё время говорите о своём стремлении вести переговоры по поводу завершения конфликта с Западом на Украине. Это, конечно, желание вести переговоры похвально, позитивно.

Но с кем вести переговоры? Наши западные партнёры нас много раз кинули и нарушают все договорённости, которые мы с ними достигаем. Киевский режим морально нелегитимен, политически нелегитимен и даже юридически нелегитимен с точки зрения даже уже несостоявшегося государства, которое там существует.

А как вообще можно вести какие-то с ними переговоры, предварительно не разгромив их, не добившись полной капитуляции и не приставив, условно говоря, ядерный пистолет к нашим западным противникам, чтобы они не дёргались больше? Потому что, в принципе, ведь любые договорённости сейчас выполняться не будут, пока не будет разгрома. Нелегитимные и ненадёжные партнёры.

Как с этим быть?

В.Путин: Ну да, но, как говорил Иосиф Виссарионович, «других писателей у меня нет» – он говорил в отношении Союза писателей СССР в своё время, когда Берия пришёл на них настучать в очередной раз. Он сказал: «Других писателей у меня нет». Ну вот такие партнёры – что теперь сделать, со всеми воевать, что ли?

Надо добиваться, конечно, таких договорённостей и таких условий, которые бы соответствовали нашим интересам и были бы максимально надёжными. Вы правы в том, что договариваться с такой публикой очень сложно, они обманывают на каждом шаге. Говорят одно – делают другое. Это печально, но все вооружённые конфликты заканчиваются какими-то мирными договорённостями. Правда, как мне сказал один из бывших руководителей достаточно значимой европейской страны, все эти договорённости могут быть основаны либо на базе военного поражения, либо на базе победы. Мы, конечно, стремимся и добьёмся победы.

Вопрос легитимности тех, с кем мы договариваемся. Да, там проблемы, конечно, есть. Потому что предварительный, даже беглый анализ законодательства Украины показывает, что действующие исполнительные органы власти легитимность утратили.

Есть 103-я статья Конституции [Украины], которая говорит, что Президент избирается только на пять лет, есть 83-я статья Конституции Украины, в которой говорится о том, что в условиях военного положения могут быть продлены полномочия Верховной Рады. О продлении полномочий президента ничего не сказано.

Есть закон о сути режима военного положения, и там говорится, что в условиях военного положения выборы президента не проводятся, но там не сказано, что они пролонгируются, – я всё-таки выпускник Петербургского университета, юридического факультета, – и это очень важно, это существенная вещь: если не сказано, значит, этого нет.

В Уголовном кодексе есть соответствующие статьи, которые говорят об узурпации власти. Похоже, что мы имеем дело с узурпацией власти. Но переговоры всё равно можно вести, потому что, по-моему, в соответствии со статьями 109-й, 110-й, 111-й Конституции полномочия переходят к спикеру Рады. Так что если есть желание вести переговоры, то можно найти, с кем вести.

Мы готовы к этим переговорам, но только, повторяю, на тех условиях, о которых мы договаривались, ещё начиная эти переговоры в Минске и потом в Стамбуле, а не на каких-то придумках. Даже если взять за основу те договорённости в Стамбуле, всё равно мы должны исходить из реалий сегодняшнего дня. Это в общих чертах.

С.Караганов: Владимир Владимирович, естественно, максима о том, что все войны заканчиваются переговорами, – это ложная максима, конечно, нам её навязывают. Большинство войн заканчиваются разгромом и капитуляцией противника. Только так можно эту войну закончить.

Перехожу к следующему вопросу, который заключается в том, что разгром и капитуляция противника в нынешних обстоятельствах, когда Америке выгодна эта война, и они будут её продолжать, погнав на убой украинцев и добивая их, а сейчас они погонят на убой ещё и европейцев, – эту войну без убыстрённого движения по лестнице ядерной эскалации прекратить в ближайшее время не удастся. Это первое.

Второе. Под мировой системой разъехались плиты. Будет очень много конфликтов возникать объективно. Раньше был ядерный предохранитель, он сейчас серьёзно ослаб – страх перед ядерным оружием. Понимаем ли мы, что на нас лежит огромная ответственность не только победить в этой войне – а для этого нам нужно гораздо жёстче идти по лестнице эскалации и быть готовыми к применению, – но и вернуть этот ядерный предохранитель в международную систему, чтобы предотвратить движение к огромной волне конфликтов. Ведь кто, кроме нас, это сделает? Кто, кроме Вас, это сделает?

На Вас лежит огромная ответственность. И если мы будем так медленно ползти по этой лестнице, хотя движение, конечно, идёт, то я боюсь, что мы от этой ответственности как бы увиливаем. Хотя я понимаю тяжесть морального выбора.

В.Путин: По поводу ядерной эскалации: мы никогда не начинали этой риторики. Уже не помню, как звали эту дамочку, бывшего премьер-министра Великобритании, которая на вопрос – когда она становилась премьер-министром, – сказала, что она готова нажать ядерную кнопку.

Мы так не говорили никогда. С этого всё началось. Мы просто ответили, что надо к этому относиться посерьёзнее, – сразу же начали говорить, что мы бряцаем ядерным оружием. Мы не бряцаем. Первое.

Второе – что такое применение, неприменение, в каком случае применять. У нас есть ядерная доктрина, и там всё написано. Вчера только разговаривал с руководителями информационных агентств и об этом сказал. У нас там всё написано: применение возможно в исключительном случае – в случае угрозы суверенитету и территориальной целостности страны, в исключительных случаях.

Не считаю, что такой случай наступил – нет такой необходимости. Но эта доктрина – это живой инструмент, и мы внимательно смотрим за тем, что происходит в мире, вокруг нас, и не исключаем внесения каких-то изменений в эту доктрину.

Теперь это связано и с испытанием ядерного оружия. Мы его когда-то не только подписали, но и ратифицировали, американцы его подписали, но не ратифицировали, поэтому в сегодняшних условиях мы отозвали свою ратификацию. Но, если надо будет, мы проведём испытания. Пока такой необходимости тоже нет, поскольку наши информационные возможности, компьютерные, позволяют нам всё производить в сегодняшнем виде.

Теперь что касается скорости, что касается результатов. Вы сказали, что на мне лежит большая ответственность. Да, действительно. Можно ли повысить скорость решения стоящих перед нами задач? Можно, но это прямо пропорционально с потерями. И, понимая свою ответственность, всё-таки исхожу из того, что предлагает Генеральный штаб, Министерство обороны. Скорость – это важно, но ещё важнее забота о жизни и здоровье наших ребят, которые воюют на фронте.

Боевая работа идёт. Только с начала этого года 47 населённых пунктов, по-моему, освобождено – 880 квадратных километров. Мы постепенно выдавливаем противника с территории Донбасса и с других прилегающих территорий. У Генштаба, у Минобороны есть планы реализации и достижения всех наших целей – мы по этому плану и действуем. Уверен, все эти планы будут реализованы.

С.Караганов: Тем не менее мы прекрасно понимаем, что убыстрение движения по лестнице ядерной эскалации может сэкономить большое количество жизней, потому что может образумить наших противников, которые воспользовались тем, что мы в том числе имели такую лёгкую доктрину.

Не сомневаюсь, что она будет изменена, надеюсь, что будет изменена скоро, и Вы получите уже формальное право отвечать, если Вы так решите, ядерным ударом на любые удары по нашей территории. Это абсолютно должно быть суверенное право нашего руководителя. Надеюсь, что такое заявление появится в нашей доктрине, и оно немножко охладит наших противников, к тому же сэкономит наших солдат рано или поздно.

Конечно, сейчас рано, наверное, идти на ядерную эскалацию, но двигаться к этому надо, чтобы охладить наших противников. Они обезумели, особенно европейцы. Они в третий раз практически за сто лет лезут на войну. Американцы гораздо более осторожны, они скормили украинцев, толкают их, а сами гораздо более осторожны. Но европейцы лезут на войну.

Я охотник, я знаю, как ведут себя животные. Если на вас нападает стая диких собак или гиен и у вас есть палка, то вы можете их бить, отгонять, и есть шанс, что вы их отгоните. Но скорее всего они вам порвут брюки, а потом ещё, если вы устанете, сгрызут вас. Если у вас есть возможность прибить пару, то они разбегутся – гарантирую.

Вот Президент Мнангагва знает повадки гиен. Вы согласны со мной, господин Президент, что именно так разгоняют гиен?

Э.Мнангагва (как переведено): Да, знаете, в Зимбабве много гиен. Но они все содержатся в национальных парках, для того чтобы они нас не беспокоили. У нас с ними никаких проблем не возникает, и они быстро размножаются. Если кому-то хочется гиену, мы можем вам её подарить.

В.Путин: У нас своих хватает.

С.Караганов: В Европе.

Опять же я повторяю этот вопрос – довожу его до конца. Если мы не пойдём более решительно по лестнице эскалации, то не прогневаем ли мы дары Всевышнего? Ведь Всевышний указал нам когда-то путь, когда он за беспутство и разврат уничтожил огненным дождём Содом и Гоморру. И после этого человечество очень долгие годы помнило об этом и вело себя аккуратно, но теперь оно забыло про Содом и Гоморру.

Так, может быть, вспомним об этом дожде и постараемся снова вразумить человечество или ту часть человечества, которая потеряла веру в бога и потеряла разум?

В.Путин: Без меня, может быть, нет? Вы там зададите жару! Они уже испугались.

Хотя, конечно, можно подумать: Вы сейчас про европейцев говорите – логика всякая возможна. Если, не дай бог, дойдёт до каких-то ударов, то все должны понимать, что у России есть система СПРН – система предупреждения о ракетном нападении. У США есть. Больше нигде в мире такой системы развитой нет. У нас есть. В Европе развитой системы нет, они в этом смысле более или менее беззащитны. Это первое.

Второе – мощность ударов. Наше тактическое ядерное оружие в четыре раза мощнее, чем использованные американцами бомбы против Хиросимы и Нагасаки, в три-четыре раза. У нас по количеству их в разы больше – и на европейском континенте, и даже если американцы привезут свои из США, – у нас всё равно в разы больше.

Если дойдёт [до такого], не дай бог, чего бы очень не хотелось, тогда – Вы сказали «сократим жертвы» – они могут возрасти до бесконечности. Это первое.

И второе. Конечно, эти же самые европейцы должны будут задуматься: если те, с кем мы будем обмениваться такими ударами, не будут существовать, ввяжутся ли американцы в этот обмен ударами уже на уровне стратегических вооружений или нет? Я очень сомневаюсь, и европейцы тоже должны об этом подумать, это безусловно.

Но всё-таки исхожу из того, что до этого никогда не дойдёт и у нас нет такой необходимости, потому что наши Вооружённые Силы не просто набираются опыта, повышают свою эффективность – наш оборонно-промышленный комплекс демонстрирует свою эффективную работу. Уже много раз говорил, могу повторить: мы в 20 с лишним раз увеличили производство боеприпасов, мы в разы превышаем возможности противника по авиационной технике, в значительной степени превышаем по бронетанковой технике и так далее, и так далее. У нас даже нет необходимости думать на эту тему.

Пожалуйста, и я тоже всех просил бы лишний раз всуе такие вещи не упоминать.

С.Караганов: Вы столь ответственно себя ведёте и так ответственно говорите, но мы имеем дело с абсолютно безответственными и потерявшими разум партнёрами.

В.Путин: Страшный человек.

С.Караганов: Нет, Вы знаете… Вы смотрели на этих партнёров со стороны, как большинство из нас, а я вырос в той системе, у меня так случилось в жизни. Я их знаю с юных лет и уверяю Вас, что имею основания говорить то, что говорю.

Хотя понимаю прекрасно и поддерживаю Ваши колебания, потому что это страшный выбор, и выбор нужно делать только в самом крайнем случае. Но если они будут знать, что Вы не готовы сделать этот выбор, они будут бесконечно пытаться бороться и пускать нам кровь.

И одновременно они же борются не только против нас – они борются и против наших друзей по мировому большинству, потому что мы является военно-стратегическим корнем, стержнем этого мирового большинства. Если повернут нас, то снова начнут подавлять их. Не знаю, согласны ли с этим господа президенты.

В.Путин: Позвольте одно замечание.

Решения и мои, и моих коллег, с которыми я работаю по этому направлению, не связаны с какими-то колебаниями – колебаний нет и быть не может. Все наши решения должны быть основаны на анализе – реальном, объективном анализе складывающейся обстановки. Мы так и делаем.

С.Караганов: Позавчера Вы выступали перед руководителями агентств и сказали нечто чрезвычайно интересное о том, что мы готовы, можем поставлять наши дальнобойные вооружения странам, которые являются врагами наших врагов. Это сильно порадовало меня, потому что давно пора. Что, будем поставлять и высокоточные, и гиперзвук? Естественно, со своими техническими специалистами? Это ведь может действительно серьёзно улучшить ситуацию в мире. Например, авианосцы, которые вообще являются бессмысленным сейчас, в нынешних обстоятельствах, инструментом, уйдут с мировой арены, и люди перестанут на них тратить огромные деньги.

Так что мы будем поставлять? Когда и как? Конечно же, при этом я понимаю, что это ни в коем случае делать сами мы пока не должны, или по крайней мере мы должны говорить, что не делаем.

В.Путин: Что касается авианосцев. Вы сказали, что они бессмысленны. Нет. Они бессмысленны только в каком-то глобальном конфликте в стратегическом смысле. А с точки зрения решения геополитических задач, как инструмент геополитики, для того чтобы придвинуть их к тем территориям, против которых те же самые американцы, французы или британцы хотят воевать и принуждать к чему-то, они имеют смысл. Правда, с учётом наличия у России и у того же Китая современных гиперзвуковых средств поражения они в известной степени, конечно, смысл утрачивают. Вы призываете не тратить на это деньги. Пусть тратят. Зачем Вы это сказали вслух? Пусть тратят.

С.Караганов: Я обращаюсь в этот момент к нашим китайским и индийским друзьям. Они тратят лишние деньги.

В.Путин: А я сказал, что, может быть, есть геополитические соображения. Это как нестратегическое оружие. Просто как стратегическое оружие он смысл потерял, а в целом может быть. А в других странах пусть тратят. Почему же нет?

Теперь по поводу того, что мы поставляем оружие. Мы пока не поставляем, пока. Но мы оставляем за собой право это делать тем государствам либо даже каким-то легальным структурам, которые испытывают определённое давление на себе, в том числе и военного характера, со стороны тех стран, которые поставляют оружие на Украину и призывают их использовать против нас, против нашей российской территории. Если они поставляют в зону боевых действий и призывают использовать по нашей территории это оружие, почему же мы тогда не имеем право делать то же самое, зеркально на это отвечать?

Сказать, что мы завтра будем это делать, я тоже не готов. Потому что в любом случае любая такая поставка сопряжена с целым рядом обстоятельств, которые так или иначе влияют на определённые регионы мира, и мы должны, конечно, об этом подумать.

С.Караганов: Давайте, может быть, завершая эту военную часть, неприятную совсем. Сейчас, для того чтобы наступать, если мы будем в ближайшее время очень быстро идти по лестнице эскалации, на чём я настаиваю, потому что это совершенно не обязательно, я думаю, мы можем образумить по дороге, нам тогда нужно, возможно, идти на мобилизацию, какую-то хотя бы частичную. Вы считаете, что мы без мобилизации можем разгромить противника или всё-таки нам нужно будет проводить мобилизацию?

В.Путин: Если следовать тем рекомендациям, которые прозвучали от Вас, если мы хотим это сделать максимально быстро, то нам действующего контингента недостаточно. Но мы придерживаемся, как я сказал, другой тактики: мы выдавливаем противника с тех территорий, которые должны быть поставлены под наш контроль. В этом смысле у нас нет никакой необходимости проводить мобилизацию. Мы этого не планируем.

У нас прошла мобилизация, мы призвали 300 тысяч человек. Но в прошлом году без всякой мобилизации наши мужчины, наши люди, настроенные патриотично, добровольно пришли в военкомат и подписали контракты с Вооружёнными Силами. Их было свыше 300 тысяч человек. (Аплодисменты.) С начала этого года в военкоматы пришли и подписали контракты свыше 160 тысяч человек. Каждый день у нас где-то тысяча с лишним приходят в военкоматы, добровольно.

Знаете, когда мы видим, что такое русский характер, что такое характер российского гражданина, понимаем это и опираемся на это, нам никакое атомное оружие не нужно для окончательной победы. (Аплодисменты.)

К этому могу добавить только, что мы видим эту принудительную мобилизацию в Украине. Безусловно, я не сомневаюсь, возраст мобилизации будет снижаться. Нам достоверно известно из украинских источников, что американцы поставили условие продолжения поддержки снижением уровня мобилизации по возрасту – 25–23, 20, 18, может быть, сразу 18. Это уже не наше дело, пускай потом они нынешнее руководство Украины заменят. Я уже говорил об этом.

Но что важно для нас? Это то, что где-то они набирают по 30, 50, в позапрошлом месяце 70 тысяч, по-моему, набрали. Снижение будет. О чём это говорит? Это говорит о том, что то, что они набирают и будут набирать, пойдёт только на восполнение потерь. Будет небольшая прибавка, что называется. Можно по-разному считать, сейчас даже не буду цифры называть, хотя они нам понятны.

А в данной обстановке, когда у нас люди добровольно приходят и отправляются на фронт Родину защищать, о мобилизации никакой речи нет.

С.Караганов: Владимир Владимирович, естественно, я понимаю Ваши аргументы, но я хорошо знаю историю нашей страны. Я помню 1916 год, когда мы побеждали, но народ устал. Поэтому нам всё-таки нужно будет в какой-то момент начинать торопиться. Мы вырвали тогда поражение из рук победы в 1917 году.

Сейчас пока, слава богу, из-за того, что мы начали, может быть, даже с запозданием эту операцию, взрывной подъём духа народа, совершенно очевидно, что экономика наконец начала работать, потому что только в таких условиях мы можем работать. Вывели, или разбежались, предательские элементы и пятая колонна компрадоров, наши западные противники наших собственных ликвидируют. Это всё замечательно. Долго это всё-таки продолжаться не должно, поэтому, я думаю, что не списывайте со счетов аргументы мои и моих товарищей, которые мы Вам регулярно направляем.

В.Путин: Мы ничего не списываем со счетов, мы всё учитываем. Спасибо Вам за эти рекомендации.

С.Караганов: А теперь я уже перехожу к тому вопросу (потом ещё вернемся к мировой экономике обязательно), который Вы уже затронули.

Мы, как я, и как Вы, «наелись» единой коммунистической идеологии, поэтому, конечно, не хочется нам коммунистической идеологии. Но государство, великое государство, без национальной идеологии, без великой идеи существовать не может. Государства, которые теряли национальную идею, национальную идеологию, неизбежно сыпались. Мир усыпан могилами или тенями таких государств. Кстати говоря, мы дважды посыпались тоже: один раз, когда потеряли веру в царя и Отечество, а второй раз, когда потеряли веру в коммунизм. И мы сейчас сопротивляемся введению жёсткой государственной идеологии. Понятно, что такую идеологию очень легко сформулировать, Вы сами её частично уже сформулировали в своих речах. Понятно, что такая идеология, может быть, не должна быть обязательной, но она, может быть, должна быть обязательна для хотя бы тех людей, которые хотят быть лидерами страны, которые хотят быть элитой страны. Это кодекс чести.

Этот кодекс чести легко сформулировать, мы его знаем. Кстати говоря, мы работаем над ним, он очень близок к идеалу конфуцианского достойного мужа. Мы обсуждали это с религиозными деятелями, нашими православными, мусульманскими. Они все сходятся на одном – этот кодекс можно сформулировать.

Почему мы формулируем кодекс не для всех? Эти люди хотят жить обыденной жизнью – пускай они живут, и это хорошо. Но если Вы хотите лидировать, если Вы хотите добиваться успеха в обществе, Вы должны придерживаться абсолютно понятных правил, и эти правила должны быть сформулированы. Я сейчас не стану их формулировать, чтобы не занимать аудиторию, потому что это довольно легко сделать. Но почему мы до сих пор боимся? Не надо менять статью Конституции. Почему мы боимся ввести единую государственную идеологию, обязательную для всех тех, кто хочет и готов служить государству и обществу?

В.Путин: Мы ничего не боимся.

С.Караганов: Нет, боимся.

В.Путин: Есть Конституция, которую Вы упомянули, и там сказано о том, что господствующей идеологии у нас быть не должно.

У нас была господствующая идеология, Вы упомянули про период Советского Союза. Но наличие господствующей идеологии не уберегло Советский Союз от развала. Не получилось.

Объединительная идея для многонациональной страны, конечно, должна быть. Вы сказали, что мы сначала потеряли веру в царя и Отечество, потом в коммунизм. Знаете, веру в царя потеряли, но в Отечество – нет. Первое.

Второе. В Отечество просто по-разному верили и по-разному оценивали, что же хорошо, а что плохо для Отечества. Это другой вопрос, здесь, конечно, нужны идеи. Вера в коммунизм была потеряна, но не всеми, иначе у нас бы не существовало легальной партии – Коммунистической партии Советского Союза, и у неё много сторонников. Это факт, и к этому надо относиться, на мой взгляд, тоже с уважением.

Но Вы правы в том, что нужны объединительные идеи. И конечно, такой объединительной идеей – и сегодняшние события показывают это – может быть в самом хорошем, прямом, а не квасном смысле этого слова, патриотизм. И те люди, которые добровольно приходят и идут на фронт, не жалея своей жизни и здоровья, лучшее тому подтверждение, вот это патриотизм. Но это, конечно, нужно грамотно, основательно, красиво, доходчиво всё оформить и подать. Помогите нам, пожалуйста. Мы будем Вам очень благодарны.

С.Караганов: С удовольствием. Это действительно нужно сделать. Я уверяю, что я помню, как умирала коммунистическая идеология, и я не скучал по этому поводу. Но из-за смерти коммунистической идеологии и погибла та страна, потому что у нас образовался вакуум. Поэтому нам нужно этот вакуум заполнить достаточно определёнными вещами. Прикажите – сделаем. Но только это потом Вы должны предложить обществу, элите и сделать это более или менее обязательным. Тогда это будет работать. Так, кстати говоря, работала у нас коммунистическая идеология, которая была обязательной для всех и которая очень долгие годы, в ней было много прекрасного, двигала нашу страну вперёд, позволила нам выиграть страшную войну. Поэтому идеология нужна.

В.Путин: Знаете, предлагаю не усугублять нашу дискуссию. Я с удовольствием с Вами подискутирую, но не только коммунистическая идеология, хотя это имело большое значение в Победе в Великой Отечественной войне. Если бы это было всё, что объединяло многонациональный народ, тогда…

Но тогда вопрос, зачем с иконами летали над Москвой, зачем церковь потом легализовали, фактически восстановили патриаршество? Как и сегодня говорят у нас ребята: в окопах неверующих нет. Тогда так же было.

Конечно, коммунистическая идеология сыграла свою роль. За Родину, за Сталина люди вставали и шли вперёд. Но Родина всё-таки была на первом месте. Не будем об этом забывать.

С.Караганов: Разумеется, очень много стран развалилось, когда потеряли идеологию. Это точно.

Ещё один мирный, хороший вопрос. У нас в стране идёт большая дискуссия про миграцию, как Вы знаете. Проявляются в том числе и шовинистические настроения, которые смертельны для страны, которая по сути своей является многонациональной.

При этом миграцией у нас занимается полицейское направление. Хорошо или плохо – уже следующий вопрос. Но его задача – ограничивать миграцию. Я считаю, что нужно жёстче ограничивать негативные аспекты миграции.

Но перед нами стоит, мне кажется, не только задача, но и возможность начать массовое привлечение квалифицированных мигрантов из-за границы. Начнётся климатическая миграция, начинается миграция ценностная, будет миграция кризисная, она уже идёт.

Мы, кстати говоря, только что пропустили волну очень интересных людей, которые могли бы к нам приехать из Афганистана после того, как разбегались оттуда, после того как американцы там устроили то, что устроили.

Не стоит ли нам модернизировать свою концепцию миграционной политики? Я читал её некоторое время назад. Она изумительно нереалистична и либеральна, при этом занимается её якобы претворением в жизнь полицейское управление. Может быть, создадите в Правительстве орган, который занимался бы регулированием всех этих вопросов, создал бы современную концепцию миграционной политики и занимался бы и привлечением, и ограничением, в том числе жёстким, миграции? Сейчас у нас такой политики нет.

В.Путин: Мне нечего Вам возразить. Вы правы.

Правда, по поводу возможности приезда к нам интересных людей из Афганистана надо подумать. У нас сейчас приезжает много интересных людей из других стран.

Но Вы правы, безусловно, в том, что такая осмысленная миграционная политика у нас пока не выстроена. У нас был единый орган когда-то, а потом его погрузили в МВД по соображениям вопросов безопасности. Получается там эффективно работа или нет – большой вопрос. Мы обсуждаем это с коллегами. Я и перед Правительством, и перед Советом Безопасности поставил задачу вернуться к этому вопросу, и как можно быстрее.

Нельзя говорить, что проблемы не существует. Она есть. Надо и трудовых мигрантов привлекать, это очевидно, почти с нулевой, минимальной безработицей отсутствие рабочих рук становится ограничителем экономического роста.

Но, разумеется, Вы правы в том, что нам нужны не просто трудовые мигранты, а люди определённой квалификации и определённой подготовки, со знанием языка, со знанием наших традиций и так далее. Это, кстати говоря, понимают и наши коллеги, мои коллеги из стран, откуда у нас основное количество мигрантов приезжает. Мы договариваемся о том, как вместе эту работу наладить, как готовить их с точки зрения знания русского языка, наших традиций и культуры, наших законов, с тем чтобы и этим людям, которые приезжают, было комфортно здесь, и, самое главное, местным гражданам не создавать никаких проблем ни на рынке труда, ни в быту. Потому что мигранты же где в основном скапливаются? Там, где идёт активная экономическая жизнь. А это где? Москва, Подмосковье, в Петербурге, в некоторых городах Сибири, где уровень зарплаты приличный. Конечно, нам очень многое нужно по этому направлению сделать, полностью согласен.

С.Караганов: Мы сейчас просто не используем великолепный опыт наших гостей, и я хотел бы обратиться к Президенту Арсе вот с каким вопросом. Вы очень много интересного рассказали, наверняка мы, кстати говоря, Вашу речь будем распространять в качестве учебного пособия. Я своих коллег попрошу, чтобы её распространили по университетам, потому что это просто замечательное учебное пособие. Спасибо Вам, потому что это альтернативное тому, что преподают в большинстве наших университетов до сих пор. И Вы живой пример того, что существует альтернативная правильная и эффективная экономическая политика. Но у меня вопрос немножечко другой.

Вы относительно небедная страна, вам нужно привлекать инвестиции, в том числе у вас даже есть планы трансконтинентального канала. Вы считаете, что за этими деньгами можно обращаться по-прежнему к Международному валютному фонду, например к Мировому банку? Или время это ушло и нужны какие-то инструменты? Какие инструменты Вы видите? Мы создаём Банк БРИКС, что-то ещё существует.

Что бы идеально, с Вашей точки зрения, эффективно действующего экономиста, какой должна быть идеальная международная система, которая бы давала возможность независимо развиваться? Что в ней нужно развивать?

Л.Арсе: Большое спасибо за вопрос.

По сути, Боливия, единственное, хотела бы добиться развития в использовании наших природных ресурсов. В этом смысле Боливия открыта для прямых зарубежных инвестиций по модели, где наибольшая часть – иностранные инвестиций. Если это касается природных ресурсов – это прежде всего, конечно, в отношении боливийских госкомпаний, государства.

Но есть совершенно другие отрасли, такие как туризм, сельское хозяйство и так далее, где природные ресурсы не так заняты. Здесь, конечно, может быть любой зарубежный инвестор, если это не стратегические природные ресурсы для нашей страны, где государство должно иметь минимум 50 процентов участия.

Поэтому, например, для лития мы провели тендеры и более семи компаний пришли на этот тендер, чтобы участвовать в добыче лития. В Боливии уже три компании работают с нами, две – это китайские компании, одна – российская компания. Мы в конце прошлого года снова направили новое приглашение для новых компаний, и в августе этого года закончится эта процедура. У нас крупнейшие запасы лития в мире, поэтому, конечно, есть возможность для многих зарубежных компаний разрабатывать эти месторождения. У нас есть определённые инвестиции в горнорудной промышленности, но очевидно, что добыча лития – наиболее важное направление для зарубежных инвестиций.

Кроме того, есть и другие возможности для инвестиций, для тех, кто согласен с нашей экономической моделью. Можно создавать с позиции государства, обеспечивая определённые условия для устойчивого развития, доходов. Конечно, БРИКС, Новый банк развития БРИКС – прекрасная возможность, потому что мы ждём такого рода финансирование, которое не являлось бы классическим, как это в МВФ или в Мировом банке, потому что у них есть свои условия и есть, конечно же, свои цели при предоставлении ссуд. Региональные организации, как, например, в Латинской Америке Межамериканский банк развития или иные банковские латиноамериканские объединения, которые предлагают финансовые средства. Или же, скажем, есть объединения пяти стран региона, где можно найти лучшие условия для кредитования, и, конечно, учитывая международные альтернативные решения, такие как, например, Банк БРИКС. Это прекрасная возможность для привлечения зарубежных инвестиций, зарубежных инвесторов для участия в каких-то подобных инвестиционных проектах. И наше правительство достаточно осторожно, конечно, подходит к использованию наших природных ресурсов. Мы открыты для частных зарубежных инвестиций, прежде всего, конечно, в других отраслях.

С.Караганов: Спасибо.

Господин Мнангагва, у меня к Вам тоже один вопрос, довольно существенный, как мне кажется. Сейчас наше Правительство готовит программу как страна-хозяин саммита БРИКС, в котором уже участвует три страны Африки. Думаю, что будут и другие страны. Что вы хотите от БРИКС? В каком направлении БРИКС, с Вашей точки зрения, должен развиваться? Какие институты он должен создавать, допустим, для того, чтобы помогать, а потом, может быть, и вовлекать такие страны, как Зимбабве? Может быть, продовольственный фонд БРИКС или фонд минеральных удобрений БРИКС, может быть, агентство БРИКС по помощи в чрезвычайных ситуациях? Такого агентства сейчас в мире нет, а наши страны могут, наверное, соединить ресурсы. Кстати, дополнительных ресурсов для этого и не понадобится. Может быть, что-нибудь такое? Что бы Вы пожелали, чтобы БРИКС сделал?

Э.Мнангагва (как переведено): Большое спасибо.

Сейчас Зимбабве участвует в организации САДК [Сообщество развития Юга Африки]. В августе этого года пройдёт встреча этого объединения. Для этого мы построим новый город. Считаем, что закончим его в конце августа – в сентябре вместе с другими государствами объединения САДК.

Что касается объединения БРИКС: мы не слышали о том, что саммит БРИКС пройдёт в Зимбабве, но мы знаем, что там пройдёт саммит глав государств объединения САДК, Сообщества развития Юга Африки. Этот саммит даёт возможность провести его в любом из государств [– членов САДК].

Для того чтобы провести саммит такого уровня, необходимо создать инфраструктуру. Так что у нас сейчас очень непростое время, мы практически не спим, создаём новый город. Поэтому в августе мы проведём саммит Сообщества развития Юга Африки.

У нас будет после этого доступная инфраструктура для проведения международных конференций в Зимбабве. Мы, конечно, не такие крутые ребята, как здесь собрались. У нас нет давно построенной инфраструктуры, мы только растём. Мне нравится, что мы сможем добиться тех стандартов, которые необходимы для проведения региональной конференции. Это означает, что в будущем мы сможем провести саммит Зимбабве – Россия, потому что мы сейчас создаём необходимую инфраструктуру.

Что касается нашего региона и вообще в целом африканских стран или стран третьего мира: необходимо сделать так, чтобы они создавали условия для проведения саммитов, потому что с ними придут и технологии. Такой саммит невозможно провести, если нет оборудования для коммуникаций или необходимых помещений, инфраструктуры для таких саммитов.

Мы в нашем регионе, как мне кажется, только ещё готовимся к такому вызову, как проведение регионального или даже континентального саммита, но мы будем готовы это сделать в будущем. Например, сейчас есть саммит Россия – Африка, есть саммит Китай – Африка, есть саммит Испания – Африка, и, мне кажется, в будущем мы должны провести саммит Россия – Зимбабве, когда мы будем принимать Российскую Федерацию в гости, или, например, саммит Китай – Зимбабве, где мы будем принимать Китай у себя в гостях.

Мы знаем, что можем это сделать. Поэтому здесь важно сконцентрироваться. Да, нам необходима внешняя поддержка, это крайне важно для нас как для государства. Мы развивались и использовали все доступные внутренние ресурсы. Мы должны восполнять какие-то пробелы, строить то, чего нам не хватает.

Мы делаем на это упор и гордимся тем, что создали такую инфраструктуру и такие институты. Поэтому я жду того дня, когда мы будем проводить саммит Зимбабве – Россия, и мой брат приедет к нам и посетит саммит в Зимбабве и все помещения. Я сейчас смотрю на то, что вы построили. Мы готовы строить новые, лучшие помещения, новую инфраструктуру. Мы видим, что делает наш дорогой брат.

Большое спасибо. Ждём в гости.

С.Караганов: Спасибо большое.

Я ещё обращусь к Вам всё-таки с письмом потом, с просьбой, может быть, чтобы Вы написали, чего Вы ожидаете от саммита БРИКС конкретно. Может быть, у Вас есть какие-то пожелания? Это было бы нам интересно. Мы собираем такие заявки, потому что ведь действительно БРИКС уже набирает темпы. Нужно найти правильное направление его развития.

Мне уже сигнализируют, что мы должны завершать. У меня было много интересных вопросов – зря вы так. (Смех.) Но коль так, то так.

Тогда последний вопрос, Владимир Владимирович, Вам. Вы русский европеец, уроженец Петербурга, любимого города многих русских, в том числе меня. Европейское путешествие, которое затеял Пётр, закончилось. Вы его сейчас с некоторым запозданием завершаете. Есть одна проблема: в нас сильны европейские гены, Европа стала частью нашей идентичности. Как их сохранить, не растерять по дороге, как мы это делаем очень часто в России, когда выплёскиваем с водой ребёнка?

Может быть, сделать Петербург центром настоящей европейской культуры, проводить здесь фестивали для настоящих европейцев и заявить наконец о том, что мы Европа? Конечно, мы северная Евразия и в первую очередь цивилизация цивилизаций, но сделать Петербург центром европейской национальной культуры. Это один вопрос.

А к этому вопрос прилагается другой. Думаю, что наши друзья из Африки и Латинской Америки обрадуются, если мы начнём превращать Петербург ещё и в центр мировой культуры. Был Париж, потихонечку угасает, Нью-Йорк стал не таким. Может быть, сделаем Петербург центром мировой культуры, «Нью-Васюки»? Здесь уже всё построено, здесь просто нужно создать несколько фестивалей и несколько, извините за англицизм, хэппенингов – мероприятий, на которые будет стекаться огромное количество народа. Петербуржцам это будет выгодно, а всем, и в мировом большинстве, и в той Европе, которую мы покидаем, будет полезно.

В.Путин: Что касается возможной утраты каких-то элементов европейской культуры или, скажем, генов европейской культуры в России в связи с тем, что мы разворачиваемся в сторону Востока и в сторону Азии.

Во-первых, мы не разворачиваемся по каким-то конъюнктурным соображениям сегодняшнего дня. Этот разворот происходит в мире в целом в связи с ростом новых центров экономического развития. И мы начали эту работу задолго до трагических событий сегодняшнего дня на украинском направлении.

Я же говорил в самом начале: сокращается объём экономики и влияние на экономику мировую действовавших до сих пор центров мирового развития. Общий ВВП стран БРИКС сегодня больше, чем совокупный ВВП так называемой «большой семёрки». И эти тенденции не только сохраняются, а ускоряются, усиливаются, имею в виду темпы экономического роста сегодня и на ближайшую перспективу. Это неизбежное течение событий, с этим ничего не поделать никому. Что бы ни произошло – эта тенденция сохранится.

Конечно, когда-то, мы с вами только что это обсуждали, Пётр прорубал окно в Европу, поскольку здесь был центр экономического развития, перспективы, рынки, технологии. Как пример, он вывешивал сапоги, которые нужно было тачать, как делали это в Голландии или ещё где-то. Но мир становится многообразнее, и мы должны отвечать этому многообразию, мы так и стараемся делать.

Что касается элементов европейской культуры, не мы утрачиваем эти гены и элементы европейской культуры, а в той части Европы, которая называется Западной. Где же эта европейская культура? Её скоро там совсем не останется. Останутся только памятники архитектуры. Но культура – это прежде всего сознание людей. Оно отравляется сегодняшними глобальными либералистами, которые во главу угла ставят не интересы своих собственных народов и свой культурный код, а свои какие-то оторванные от реальной действительности идеи, связанные с глобальным либерализмом. На мой взгляд, это ключевая вещь.

Мы по определению в известной степени становимся центрами традиционной европейской культуры и традиционных европейских ценностей, которые, если немного посмотреть в глубь веков, основаны даже для неверующих людей, в целом основаны прежде всего на христианской культуре.

Для нас, для России, для многоконфессиональной страны, – Вы сказали, не знаю, кто автор этих слов, – прежде всего военная машина русского народа. Кто бы это ни сказал, я не согласен с этим, потому что Россия изначально складывалась как многоконфессиональное государство. Давайте вспомним указание той же Екатерины и других наших, как сегодня сказали бы, руководителей – царей, императоров. Когда приобретали новые территории, всегда говорили: с уважением относиться к местному населению, к их традициям и к их верованиям. Так складывалась Россия.

И конечно, значительная часть культуры России – это европейская культура, и мы становимся носителями этой культуры. Она в европейских странах убивается. Правда, сейчас, понимая это, многие европейцы стремятся к тому, чтобы развиваться дальше именно на базе своих традиционных ценностей. Получится у них это или нет, мы посмотрим по результатам выборов в европейский парламент. Но что точно можно и нужно делать – это, конечно, нужно развивать нашу страну на тех исторических традициях, на которых она складывалась как многонациональное и многоконфессиональное государство.

Вы сказали о роли Петербурга, и я с этим согласен. Мы так и делаем, мы развиваем здесь все наши культурные активности по очень многим направлениям, в том числе и с нашими друзьями и партнёрами во всём мире: и из Европы, из Азии, из Латинской Америки, из Африки.

Вы сказали про Петербург. Я смотрю на картинку слева, на картинку справа. Смотрите: в центре картинки справа [от меня] – Исаакиевский собор, ещё правее – здание Сената и Синода, слева – Адмиралтейство. Это вид со стороны университета, где я учился, со стороны Двенадцати коллегий – это первое правительство России, правее – дворец Меншикова. С этой стороны [слева] – стрелка Васильевского острова, ростральные колонны, здание Биржи, опять же Исаакий. Это вид со стороны Эрмитажа.

Если мы перейдём на эту сторону и посмотрим в обратную, то есть на здание Двенадцати коллегий либо на Эрмитаж, будет так же красиво. А почему? А потому, что всё это сделано на основе важнейшего принципа и закона, который называется «гармония». Мы свою политику будем строить именно на этих основаниях – гармонично. Россия, безусловно, будет частью этого многополярного гармоничного мира. Для нас естественно, что в значительной степени будем опираться и на европейские начала, на европейскую культуру, поскольку её носителем, безусловно, является русский народ, но с не меньшим уважением будем относиться и к культуре, и к традициям других народов Российской Федерации. В этом единстве – наша сила. (Аплодисменты.)

Спасибо! Спасибо большое!

С.Караганов: Спасибо большое, дорогие друзья, коллеги!

Это было очень интересное, яркое, интеллектуальное и политическое событие. Я надеюсь, что нашей аудитории было интересно.

Спасибо, господа Президенты!

В.Путин: Хочу поблагодарить наших гостей и нашего ведущего.

Благодарю Вас, спасибо большое!

ГЛАВНЫЕ НОВОСТИ

  1. Лукашенко: Будем работать над тем, чтобы ООН была более эффективной
  2. Песков заявил, что присутствие сил НАТО в Чёрном море угрожает России
  3. Сергей Митин: Судостроители планируют сдать до конца года еще 13 судов рыбопромыслового флота
  4. Рябков не исключил размещения ядерного оснащения в ответ на ракеты США в ФРГ
  5. Лукашенко назначил нового замминистра обороны
  6. Польша увеличит численность военных на границе с Беларусью почти в три раза
  7. Лукашенко заслушал доклад председателя Гомельского облисполкома об устранении последствий урагана
  8. Россия и Китай завершили совместные военно-морские учения
  9. Лукашенко: Все заложенные в Конституции принципы и нормы должны работать на практике
  10. МОК опубликовал окончательный список из 15 россиян, которые выступят на ОИ
  11. Эстония, вслед за Латвией и Литвой, запретила въезд автомобилям из Беларуси
  12. Лавров на заседании Совбеза ООН спросил у постпреда США, туда ли она пришла
  13. Владимир Путин обсудил по телефону важные вопросы с Наследным принцем Саудовской Аравии
  14. Россиян предупредили об угрозе продажи их квартир через «Госуслуги»
  15. Москалькова рассказала, как идет диалог по обмену пленными

Парламентское Собрание

БРИКС обгоняет Большую семёрку по росту ВВП

Гегемоны превращаются в аутсайдеров

МНЕНИЯ

Найди отличия

Павел Родионов

Полосатое знамя над Пенсильванией

Не «друг», не «враг» и не «так»

Валерий Чумаков

Кандидат в Президенты США Дональд Трамп назвал идущего с ним в паре кандидата в вице-президенты

Сыграли против себя

Татьяна Вахромеева

Дональд Трамп  - о том, куда Америку завела политика ее руководства.

ТЕЛЕГРАМ RUBY. ОПЕРАТИВНО

Читайте также